В Петербурге бары всю новогоднюю ночь принимали посетителей

В Санкт-Петербурге - В Петербурге бары всю новогоднюю ночь принимали посетителей

Фото:
BFM.RU

В Северной столице с 30 декабря до 3 января действует полный запрет на работу баров, ресторанов и кафе внутри помещения. До 4 января заведениям разрешили поставить уличные столики и работать только навынос. Свои двери они должны закрывать в семь часов вечера.

Однако нарушающих ковид-ограничения по-прежнему много, их даже не смущают полицейские патрули и автозаки. Вот что рассказала обозреватель Business FM Елизавета Зглавуца.

Елизавета Зглавуца обозреватель Business FM «Типичные питерские бары выглядят закрытыми, там нет вывесок. Ты заглядываешь в окно, в эту витрину, там пусто вообще, но при этом стоят возле них люди. В ночь на 1 января там стояли два автозака, два автомобиля полиции, много сотрудников полиции, но при этом, я так понимаю, никого не задерживали, потому что было достаточно много людей, которые выходили оттуда, с ними составляли протокол либо просто останавливали, проводили беседу, что, мол, нельзя. Я подошла к одной из этих кучек людей и спросила, что они делают. Они сказали, что сюда приехала полиция, всех выгнали, хотя было заявлено, что будет бар работать, поэтому они сейчас будут искать другие места, которые тоже работают, по их информации, на улице Ломоносова. Народу полно, никого не останавливают мигалки, сирены, перекрытые улицы, сотрудники полиции просто в невероятном количестве. И вот человек сто на этой улице небольшими группками разбрелись, они пытались попасть в бары, в закрытые двери, они стучали, им открывали, закрывали тут же. И вот с одними из этих людей мне удалось пообщаться, сказали, что да, они сюда приехали, потому что знают, что здесь будут работать бары, в телеграм-каналах было опубликовано: мы будем работать, но вам придется немножечко либо подождать либо постучать в двери, чтобы мы открыли и запустили внутрь».

В начале декабря в Петербурге появилась «Карта сопротивления», на которой была размещена информация о барах, не подчинившихся ковидным ограничениям Смольного. Однако после штурма бара Commode, закончившегося двумя уголовными делами, создатели удалили ее, отметив, что целью был не бунт, а налаживание диалога с властью. Тем не менее чиновники сообщили, что борьбу с беззаконным бизнесом не прекратят.

Предприниматель, создатель «Карты сопротивления» Александр Коновалов говорит, что название, возможно, было выбрано не очень удачное, никто не сопротивляется, просто пытаются выжить:

— Те рестораны, которые готовы были работать, работали. Проверок не было сегодня, слава богу, впервые за долгое время.

— Они работали ночью в период с 23:00 до шести часов утра?

— Ну да, конечно.

— Сколько таких заведений было?

— Больше 200 — это те, кого я знаю, наверное, еще больше, город же большой у нас.

— Это заведения из «Карты сопротивления»?

— Я уже много раз говорил, что свежей «карты», к сожалению, нет с 10 декабря. Дали компромисс, что можно работать с 4 января до 23:00, за что отдельное спасибо губернатору. Но тут же одной рукой дал, другой продлил прочие ограничения до 31 января. Тут люди это делают не от наглости, не от стремления нарушить закон, а от отчаянья, от безысходности. Билеты на новогоднюю ночь были проданы еще в сентябре, в октябре, задолго до введения ограничений. Соответственно, стоял выбор: либо обманывать клиентов и просто кидать их, либо нарушать закон, либо продавать почки и возвращать деньги. Из этих трех вариантов 90% заведений выбирают самый безболезненный — работать, а накажут, оштрафуют — это будет потом, сегодня важно было обязательства свои исполнить. И понять это может только бизнесмен, никакой поддержки, даже самой минимальной от города нет.

Сооснователь заведения «УЕ! Бар» Никита Фарбесс говорит, что их заведение работало всю новогоднюю ночь и проверок не было.

— Не было у нас проверок в новогоднюю ночь, 30-го числа еще ходили проверяющие, но, видимо, 31-го решили отдохнуть, оставить нас в покое, так что все отработало хорошо, люди были, и, в общем, все прошло нормально.

— Притом что формальный запрет действует в рамках постановления?

— Да, запрет действовал в целом на работу.

— На ваш взгляд, в чем причина того, что заведения смогли спокойно работать, не было ни проверок, ни штрафов?

— Просто не было в новогоднюю ночь, придут проверки, выпишут штрафы. Мы работаем на свой страх и риск, потому что другого выхода у нас нет.

— Ваше заведение штрафы уже получало за работу во время ограничений?

— Насколько я знаю, пока нет, но я этим не занимаюсь, этим мои партнеры занимаются, штрафами и всем остальным.

— Штрафы вроде как до 300 тысяч, экономически что выгоднее: продолжать работать и выплачивать эти штрафы или, может быть, прекратить работу?

— Сложно сказать, в этом месяце сложнее всего было с трафиком, в ноябре, допустим, эти штрафы точно были бы оправданны, потому что народ ходил, а после того как поднялась шумиха вокруг этого барного сопротивления, народу стало сильно меньше, поэтому сейчас непонятно. Декабрь мы отработали очень скверно, будем смотреть, что будет дальше по проверкам и по трафику.

— Возвращаясь к новогодней ночи, много ли было людей в течение ночи?

— Меня не было на месте, но я знаю, что людей было достаточно, все столики были заняты, приходили люди под новогоднюю ночь, в 23:00 примерно, как обычно.

— У самих посетителей страх есть получить штраф, ведь выписывают протоколы вроде как по факту?

— Нет, особо нет, люди иронично к этому относятся, снимают сторисы, смеются, что вот попали под проверку, под раздачу. Все знают, куда они идут и что можно ждать от этого.

В ночь на 31 декабря в Петербурге оштрафовали еще шесть баров и ресторанов, а также более 100 посетителей.