Пследние новости

Два предателя

В Санкт-Петербурге - Два предателя

Фото:
Аргументы Недели

В последнее время о них много говорят и пишут. Недавно бывший генерал КГБ Олег Калугин, заочно приговорённый российским судом к 15 годам заключения, отметил в Америке свой 85-летний юбилей. У Эдварда Сноудена осенью на английском вышла книга. В конце ноября этого года её перевод на русском появится и в нашей стране.
Какой ущерб нанесли своим «конторам» эти люди? Сравнить их поведение обозреватель «АН» предложил ветерану российских спецслужб полковнику в отставке Андрею Александровичу ВОРОНОВУ.

Лубянка не прощает изменников
Наш телефонный разговор начался с новых скандальных подробностей нашумевшего в последнее время уголовного дела американца Пола Уилана, арестованного за шпионаж в России. Бывшим морским пехотинцем, который сейчас изучает материалы следствия, наша контрразведка заинтересовалась ещё 12 лет назад, когда во время первого визита в Россию он стал искать контакты среди бывших и действующих сотрудников спецслужб. Чтобы расположить к себе одного из них, господин Уилан привёз книгу «Прощай, Лубянка» живущего в США бывшего генерал-майора КГБ Олега Калугина с дарственной надписью.
— Неужели книжка с автографом предателя так ценится среди действующих российских контрразведчиков? — напрямую спросил ветерана ведущий рубрики «Мир шпионажа».
— Думаю, американские шпионы переоценивают популярность Олега Даниловича Калугина, — ответил Андрей Александрович. — Нигде в мире не любят предателей. И на Лубянке изменников не прощают.

— Но ведь Калугин далеко не ординарная личность, — решил блеснуть осведомлённостью обозреватель «АН». — Сын охранника руководящих деятелей Ленинграда и официантки в столовой НКВД стал в 40 лет самым молодым генералом КГБ. Не зря же он был удостоен аж двадцати двух государственных наград СССР.
— И помогли ему сделать такую блестящую карьеру американцы, — перебил журналиста старый разведчик. — Как утверждает бывший резидент советской разведки в Вашингтоне Александр Соколов, для этого была проведена целая операция.
— Расскажите о ней, — попросил полковника журналист.
Как пишет в своей книге Соколов, Калугин в 1958–1959 годах по программе фонда Фулбрайта находился на оперативной стажировке в Колумбийском университете в Нью-Йорке для обучения журналистике в одной группе с будущим идеологом перестройки Александром Яковлевым, в ту пору аспирантом Академии общественных наук при ЦК КПСС.

Во время стажировки Калугин привлёк к секретному сотрудничеству, а попросту завербовал «инициативника» — «раскаявшегося» советского невозвращенца Анатолия Кудашкина, работавшего в крупной американской химической корпорации «Тиокол» над секретным твёрдым топливом для стратегических ракет. Это стало отправной точкой начала блестящей и стремительной карьеры в системе советской разведки.
По мнению бывшего резидента советской разведки в Вашингтоне Александра Соколова, эта операция была внедрением в КГБ «подставы» ЦРУ для обеспечения быстрого карьерного роста Калугина, завербованного в то же время американскими спецслужбами. Анатолий Кудашкин, или агент Кук, был агентом ФБР, который специально подставился Калугину.

«Суперкрот» из особого списка
Позже, по признаниям самого Калугина, в период работы в Америке ему доводилось путём соблазнения заводить связи с незамужними женщинами из интересовавших советскую разведку учреждений. Правда, в 1964 г. Калугин стал на служебном жаргоне чекистов «погорельцем» — был вынужден досрочно возвратиться в СССР после измены сотрудника Второго управления КГБ Юрия Носенко. Тот имел случайный доступ к переписке агента Кука и мог «расшифровать» Калугина как сотрудника КГБ.
— С нашей стороны это была перестраховка, — сказал полковник Воронов. — Американцы даже после разоблачений перебежчика Носенко никогда бы не тронули Калугина — своего «суперкрота» в системе КГБ. Зато сам Олег Данилович сдавал нашу агентуру пачками. Например, он предал самого успешного чехословацкого разведчика в США Кёхера. Тот не зря считает, что его аресту ФБР в 1984 году способствовала «сдача» его американцам именно Калугиным.
— Каким было самое нашумевшее предательство Калугина? — спросил своего собеседника журналист.

— Пожалуй, дело бывшего полковника армии США Джорджа Трофимофф, — ответил Андрей Александрович. — Как сообщалось в американской прессе, Калугин на суде сообщил, что в середине 1970‑х годов он лично встречался с Трофимофф. По его словам, встреча в австрийском курортном городке продолжалась несколько часов, и в ходе неё обсуждалась работа Трофимофф в качестве агента советской разведки. Заявил, что в КГБ Трофимофф считался ценным агентом.
— Говорят, даже на Западе знаменитого демократа-перебежчика обвиняли в соучастии в убийстве, — снова решил блеснуть осведомлённостью ведущий рубрики «Мир шпионажа». — Мол, на его совести смерть Николая Артамонова.
— Действительно, в 1975 году Калугина наградили орденом Красного Знамени за руководство и личное участие в реализации операции по заманиванию обманом в СССР перевербованного в Вашингтоне Николая Артамонова (агента Ларка), которого КГБ подозревал в двойной игре и сотрудничестве со спецслужбами США, — начал свой рассказ ветеран. — Его похищение опергруппой КГБ в Вене и нелегальный перевоз через границу закончился убийством (по версии Калугина — по неосторожности из-за передозировки усыпляющего средства). Но резидент Соколов прямо обвиняет Калугина в предумышленном убийстве двойного агента, который мог раскрыть причастность самого Калугина к секретной работе на спецслужбы США.
— И всё же карьера самого молодого генерала КГБ близилась к закату, — констатировал обозреватель «АН». — На чём он погорел? Ведь его не выдали даже наши «кроты» в спецслужбах США, которые сдали многих американских агентов.
— Видимо, Калугин числился в особом списке, к которому не были допущены наши агенты Олдрич Эймс и Роберт Ханссен, — сказал полковник Воронов. — А эпизодом, повлиявшим на карьеру начальника Управления внешней контрразведки ПГУ, стало невозвращение из командировки в США заместителя генерального секретаря ООН Аркадия Шевченко. Наш резидент в Нью-Йорке генерал Юрий Дроздов предупреждал Калугина о возможном предательстве Шевченко, но тот вовремя не принял соответствующих мер против протеже министра иностранных дел и члена Политбюро ЦК КПСС Андрея Громыко. За это и поплатился. Но крепко обиделся. И стал мстить уже публично.
Метания компьютерного Че Гевары

На первый взгляд глупо сравнивать матёрого кагэбэшного волка и юного компьютерного бунтаря. Но в главном они похожи. Они нанесли своим ведомствам огромный урон. Оба считаются главными предателями. История Эдварда Сноудена хорошо известна: весной 2013 г. он, не сказав ни слова даже самым близким, улетел в Гонконг, где провёл встречу с тщательно подобранными им самим журналистами мировых СМИ. С этого момента начинается слава незаметного раньше сотрудника Агентства национальной безопасности как человека, открывшего миру глаза на то, как каждый из нас находится в так называемом «электронном концлагере» под надзором «старшего брата».
— Не секрет, что перебежчиков не любят ни в одной спецслужбе мира, — продолжил разговор обозреватель «АН». — Но Сноудена не приняла даже российская компьютерная среда.
— Почему вы так считаете? — спросил Андрей Александрович.
— Известный разработчик программ компьютерной безопасности, один из основателей и владельцев одноимённой компании Евгений Касперский назвал Эдварда Сноудена «гадёнышем», — ответил журналист. — А все его сведения о компьютерном шпионаже оценил как «мелочёвку».
— Я бы не торопился клеймить Эдварда Сноудена, — возразил полковник Воронов. — Иначе мы больше не получим его последователей.
— Но в недавно вышедшей книге, которая стала итогом шести лет пребывания Сноудена в Москве, он довольно ясно даёт понять: Россия — не страна его мечты ни в личном, ни в политическом плане, — продолжал настаивать обозреватель «АН». — Обидно, конечно, ведь здесь его спасли.

— Метания компьютерного Че Гевары можно понять, — заметил Андрей Александрович. — Как пишет Эдвард, он и сейчас не чувствует себя в безопасности от бывших сослуживцев: ходит, закутавшись в шарф и надвинув шапку, такси ловит в нескольких кварталах от дома, так же и возвращается.
— За ним охотятся не только американские, но и британские спецслужбы, — сказал ведущий рубрики «Мир шпионажа». — И вот он, главный парадокс: человека, рискнувшего жизнью ради гражданских свобод и неприкосновенности личной жизни, западный мир спасать не хочет.
Старый разведчик в ответ усмехнулся:
— Сам Сноуден признался, что «самое печальное» в его истории то, что «единственное место, где он может говорить свободно, — это не Европа, а Россия».
-Но почему Эдвард ведёт себя так странно? — продолжал недоумевать журналист. — Накануне выхода своих мемуаров он дал несколько интервью западным СМИ. С российскими СМИ он, как пояснил его российский адвокат Анатолий Кучерена, «принципиально общаться не хочет».
— Вот поэтому его не спешит принимать не только наша компьютерная среда, но и русские вообще, — ответил Андрей Александрович. — Зато в американском разведывательном сообществе прочно утвердилось мнение, что Эдвард Сноуден, как минимум, является невольным агентом российской разведки — если не её непосредственным инструментом.

Сам Сноуден категорически отвергает утверждения, что раскрытие им секретных данных о деятельности АНБ и ЦРУ является предательством и дезертирством. «Пусть заявляют что хотят. Если я от кого-нибудь и переметнулся, так это от правительства, и перешёл на сторону рядовых граждан… Нет никаких доказательств того, что я работаю на Россию, Китай или любую другую страну», — подчеркнул перебежчик.
— Свежо предание, но верится с трудом, — выразил сомнение ведущий рубрики «Мир шпионажа».
Справка «АН»
По оценкам американского правительства, Сноуден нанёс ущерб национальной безопасности США на миллиарды долларов. Эксперты Пентагона пришли к выводу, что он похитил около 1, 7 млн секретных документов, касающихся не только деятельности спецслужб, но и операций всех видов вооружённых сил США: сухопутных войск, ВВС, ВМС и морской пехоты.

Вас также может заинтересовать...