Алмаз Алеев: «В семьдесят все только начинается!»

В Санкт-Петербурге - Алмаз Алеев: «В семьдесят все только начинается!»

Фото:
Реальное время

71-летний капитан татарстанского экипажа яхты «Милонга», совершающей кругосветку, — о своем путешествии и о том, как застрять на карантине на краю Земли

На минувшей неделе новостные агентства облетела весть о том, как экипаж парусной яхты «Милонга», совершающей кругосветное путешествие, застрял на карантине в Вануату. Моряки — наши соотечественники. Мы писали о них, когда они отправились в свое долгое путешествие под парусом с символикой 100-летия ТАССР. Журнал YachtRussia связался с капитаном яхты, 71-летним Алмазом Алеевым, и взял у него интервью о том, как проходит путешествие, как «сидится» морякам в Вануату и как обладать бодростью духа и тела в, казалось бы, пенсионном возрасте. С небольшими сокращениями «Реальное время» предлагает читателям этот материал для ознакомления.

— Алмаз Асхатович, как давно вы начали свое путешествие? Какие страны посетили?

— Перегон яхты из Петербурга мы начали 1 мая прошлого года. За десять дней перегнали ее в Казань, где подготовили к дальнему плаванию. И 28 июля 2020 года мы вышли из Казани в Турцию, куда пришли в середине августа. В Турции выполнили еще один пункт подготовки — поставили опреснитель, потом стартовали до Гибралтара. В Гибралтаре установили современный ветровой авторулевой и 26 сентября двинулись по направлению к Панамскому каналу. По пути останавливались на Гренадинах. К Панамскому каналу подошли 23 ноября и уже 26 ноября вышли в Тихий океан. Оттуда мы пошли на запад через Галапагосы, Самоа и Вануату, где в настоящее время и застряли. Сейчас мы находимся именно на Вануату, на острове Эфате в городе Порт-Вила.

— А что у вас за яхта, какой проект, вы ее купили или строили сами? Чей проект?

— Яхта наша построена по голландскому проекту Ван Де Штадта, это стальное судно длиной 11 метров. Ширина лодки — 2,65 метра, осадка —2 метра, водоизмещение — 8700 килограммов. Лодка хорошо была подготовлена к длительному экспедиционному плаванию, в принципе, мы были готовы выходить в него еще в 2018 году, но тогда не сложилось. За это время судно немного доработали — поставили носовое подруливающее устройство, тент, но вот со своевременной поставкой автопилота и опреснителя контрагенты нас немного подвели.

Лодка хорошо была подготовлена к длительному экспедиционному плаванию, в принципе, мы были готовы выходить в него еще в 2018 году, но тогда не сложилось

— С каким экипажем вы отправились в это плавание, какой лично у вас яхтенный стаж и опыт хождения в открытом море?

— Экипаж наш — три человека: я (капитан), старпом и боцман, он же «инженер-золотые руки». Свой парусный стаж я исчисляю с момента выхода на пенсию с летной работы — то есть, с 1979 года. Морские плавания начались у меня только в 1991 году, хотя в 1989 году я участвовал в гонках на Кубок залива Петра Великого. В 1991 году я организовал поход трех яхт в Турцию. Потом, в 1992 году, я перегонял яхту в Геную. В 1993 году мы одними из первых советских/российских яхтсменов прошли вокруг Европы — сложное было плавание. Шли с другом только вдвоем вниз по Волге, домой вернулись тоже по Волге, но уже с севера — через Петербург.

— Не слишком ли трудно ходить вокруг света всего лишь втроем? Какой из пройденных участков был для вас самым тяжелым?

— Нет, втроем ходить нам не трудно — яхта не очень большая, удобная. Вспоминая свое плавание на Carter 30, когда «штатные» пять человек экипажа постоянно мозолили друг другу глаза, я сейчас думаю, что троих на борту вполне достаточно. Да, первое время было сложновато (экипаж у меня сравнительно молодой, пока еще малоопытный), но втянулись. Вахты у нас по четыре часа. Средиземку в этот раз мы не узнали. Я не первый раз шел по этому морю, но впервые видел его таким. Сплошные шторма: нас довольно сильно потрепало. Пока что получается так, что именно Средиземное море, а вовсе не Атлантика и не Тихий океан оказалась самым сложным участком маршрута.

— Вы, Алмаз, уже не очень молоды — все-таки 71 год. Как вы переносите тяготы столь дальнего пути? Не считаете ли излишне рискованным уходить в столь дальнее плавание в ваши годы?

— Ну, возраст… Что — возраст? Конечно, да — немолод уже. Порой как подумаешь об этом, так страшно становится. Но если вспомнить Ван Ден Хееде, который выиграл Golden Globe в 72 года, так понимаешь, что на самом-то деле все еще впереди. И я не вижу особого риска в мои годы уходить в дальнее плавание, хотя, разумеется, нашим родственникам, друзьям не просто с нами расставаться, они сильно за нас волнуются. Но мы стараемся их поддерживать, они поддерживают нас. Так что взаимная любовь выручает.

Фото yachtrussia.com

Вспоминая свое плавание на Carter 30, когда «штатные» пять человек экипажа постоянно мозолили друг другу глаза, я сейчас думаю, что троих на борту вполне достаточно

— Кроме естественного желания посмотреть мир, есть ли у вашего путешествия еще какая-нибудь цель?

А. А. : Первая цель спортивная — это ДСП. Желание попробовать себя, проверить технику. Второе — мы все патриоты России, патриоты своей республики. А в прошлом году как раз было столетие провозглашения и организации Татарской АССР (окончательно основана декретом ВЦИК и Совнаркома 27 июня 1920 года. — А. Г.) в составе России, это очень большая и важная для нас годовщина, широко отмечавшаяся в Татарстане. Ну и третье — наше первое большое плавание состоялось в 1991 году, так что этот поход можно рассматривать как приуроченный к тридцатилетнему юбилею того путешествия.

— Из каких средств вы финансируете свое плавание? Есть ли у вас какие-то спонсоры, частные или государственные? Можете ли вы примерно расписать бюджет такого похода — например, сколько денег в среднем вы тратите в месяц?

— Финансирование похода взяла на себя коммерческая фирма, которая и купила эту яхту. У нас на борту ее руководитель, компания также покрывает и береговые расходы. Но живем мы экономно. Главное — я принял решение питаться сублимированными продуктами: они занимают очень мало места и веса, и удобны в приготовлении. Мы загрузили их на год вперед. Конечно, закуплены и крупы, на местах стоянок покупаем овощи и фрукты (сейчас, конечно, с закупками возникли большие сложности из-за ковида). Поэтому бюджет получается не очень уж большой — думаю, в среднем по 400 рублей на человека в день всего.

— Насколько сложны для сегодняшнего яхтсмена разного рода формальные требования стран захода — визы, погранично-таможенные формальности и прочее?

— Опыт девяностых годов позволил подготовиться к плаванию так, что на первых порах не было вообще никаких административных проблем: мы заходили в гавани, отмечались у пограничников, платили за стоянку в маринах — в общем, все как обычно. Путешествовали без проблем. Не сравнить, конечно, с моим опытом 93-го года, когда мы вышли в море вокруг Европы, не имея ни одной визы в паспортах. Но все же спокойно посетили десять стран! Однако из года в год требования все ужесточаются. Особенно сильно закручивать гайки стали тогда, когда пошла волна беженцев с Черного континента. Ну, а сейчас — в связи с вирусом — началось и вовсе какое-то сумасшествие. Я тут читал, яхтсмены, наши сограждане, россияне крепко попали — нигде их не принимали, никуда не могли зайти заправиться. Ну, у нас ситуация, я думаю, все же попроще.

Фото yachtrussia.com

Помощи как таковой не требуется — лишь бы на берегу знали и помнили о нас. И ждали домой

— Cейчас вы на Вануату столкнулись с трудностями, вызванными карантинным режимом. Оказывают ли вам какую-то помощь наши дипломатические учреждения за рубежом?

— Да, сейчас возникли большие сложности с заходами в порты. В Вануату нас задержали, поставили на карантин. Наши дипломаты в Австралии (в сферу их ответственности входит и Вануату) нам сильно помогли, послали специальную дипломатическую ноту. Пока связь с нашим диппредставительством есть, я считаю, свои функции по защите прав соотечественников за рубежом его сотрудники выполняют.

— Есть ли у вас в настоящий момент какой-то запасной план на случай дальнейшего продолжения карантинных проблем? Австралия сейчас, как мы знаем, закрыта наглухо. Что делать?

— Запасной вариант в голове всегда есть. Тем более, постоянно закладываешься на ветер — а сейчас пора тайфунов. Австралия, похоже, нас и в самом деле не примет — это уже практически девяносто девять процентов. Так что двинем в Индонезию, там, вроде бы, нас готовы принять. Пополним запасы — и оттуда уже можно будет сделать переход практически до Турции. Нон-стоп.

— Все ли у вас в порядке на борту или в какой-то помощи вы сейчас все же нуждаетесь?

А. А. : На борту порядок, только постоянно ремонтируем паруса. У нас генуя № 1 — которая постоянно в работе — сильнее всех изнашивается и оттого очень часто рвется. Но у нас еще есть генуя № 2 и геннакер. Так что не пропадем. Есть небольшая неполадка с краспицами, но я поднялся, посмотрел — должны дойти без ремонта. Так что помощи как таковой не требуется — лишь бы на берегу знали и помнили о нас. И ждали домой.

— И куда вы планируете направиться, в первую очередь, после того, как эта вся карантинная свистопляска закончится?

А. А. : Видимо, мы напрямую, как я уже сказал, пойдем в Турцию. Там судовладелец хочет оставить яхту. Оттуда — самолетом домой.

— Что ж, желаем вам счастливого плавания!