Наследие «запасной столицы»

Как военная история Куйбышева-Самары навсегда изменила историю города.
15 октября 1941 года, в период тяжелейших боев с фашистскими войсками на подступах к Москве, Государственный комитет обороны издает Постановление № 801сс «Об эвакуации столицы СССР г. Москвы». Правительственные учреждения, иностранные посольства, столичные театры уезжают на Волгу — в Куйбышев, как тогда назывался город Самара. Здесь они пробудут до 1943 года, а кто-то вернется в Москву еще раньше. Однако статус «запасной столицы» страны раз и навсегда изменит судьбу Самары. В следующем году исполняется 80 лет с момента выхода знаменитого постановления ГКО. Что же оставила «запасная столица» Самаре новейшего времени? На каком фундаменте сегодня строим мы свои планы и проекты?

Фото: РГАСПИ
Предыстория: выбор столицы
Перед тем как ответить на этот вопрос, зададим другой: почему ГКО выбирает в качестве запасной столицы именно Куйбышев? Решение принималось в критической ситуации: к концу ноября на некоторых участках фронта войска вермахта подойдут к Москве на 25-30 километров, но уже в октябре оставаться в столице было опасно. Ситуация менялась очень быстро и не лучшим образом. Но совершенно очевидно, что выбор Куйбышева был сделан отнюдь не «впопыхах».
Война с Гитлером, несмотря на договор между Германией и СССР, в начале 1940-х воспринималась как неизбежность. Рассматривался и «вариант 1812 года», то есть глубокое проникновение сильного врага на нашу территорию. Как вспоминал тогдашний нарком иностранных дел Вячеслав Молотов, вопрос был в том, до каких пределов придется отступать — до Смоленска или до самой Москвы. Это обсуждалось еще до начала войны, и, скорее всего, уже тогда возможной столицей эвакуации был выбран Куйбышев.

Как вспоминал метростроевец Лев Симак, на объекте № 1 (так официально назывался бункер Сталина в Куйбышеве) строители по приезду увидели две готовые шахты, на проходку которых потребовалось бы минимум полгода. Это значит, что бункер начали строить еще до войны. Такое могло произойти только в одном случае: Куйбышев был выбран в качестве столицы эвакуации до начала боевых действий с Германией.
Причин такого выбора несколько. Город представлял собой крупный транспортный узел на пересечении водных и железнодорожных путей. Через него осуществлялось сообщение между западными рубежами страны и Средней Азией, Дальним Востоком. Промышленная база позволяла развернуть в Куйбышеве новые заводы. Город располагается на левом берегу Волги, то есть под ее защитой от вторжения с запада — и это еще один весомый аргумент в пользу Куйбышева.

При этом город находился достаточно далеко от линии фронта, но не настолько, чтобы эвакуированные члены правительства утратили контроль над ситуацией. Видимо, именно поэтому борьбу за звание «запасной столицы» проиграл Свердловск (нынешний Екатеринбург), который часто звучал «на уровне слухов» среди тех, кому предстояло отправиться в эвакуацию. Так, 12 октября 1941 года в Москве состоялся разговор между послами Японии и США. Ёсицугу Татэкава сказал Лоуренсу Штейнгардту буквально следующее:

— Я знаю, что Гитлер готовит свой въезд в Москву. А Сталин — свой переезд в Свердловск, но оттуда он не сможет управлять страной.
Генерал Татэкава ошибся дважды. Буквально через несколько дней началась эвакуация, но не в Свердловск, а в Куйбышев. Что же касается Сталина, он не покинул Москву, несмотря на опасную близость врага.

Наследие: инженерные шедевры «запасной столицы»
Первым лицам в «запасной столице» были нужны не просто квартиры и рабочие кабинеты. На случай приближения фронта к Волге требовались надежные бомбоубежища, откуда при любом сценарии развития событий можно было бы руководить страной и войсками. Специалисты Метростроя создали в Куйбышеве целую сеть подземных инженерных объектов. Показательны их неофициальные названия: «бункер Сталина», «бункер Калинина», «бункер Жукова», «бункер Берии»… Никто из этих людей не бывал в подземельях «запасной столицы» (да и вообще в военном Куйбышеве жил только Калинин), но народная традиция подчеркивает всесоюзный уровень построенных убежищ.
Сам факт существования огромных подземных сооружений оставался тайной вплоть до 1990-х годов, когда был рассекречен бункер Сталина, объект № 1. Оказалось, что в самом центре города буквально под ногами находилось уникальное убежище глубиной 37 метров, можно сравнить с 12-этажным домом! Ни у Гитлера, ни у союзников — Черчилля с Рузвельтом — не было столь мощных бункеров. Английский премьер-министр спускался во время бомбежек всего-то на глубину «минус второго» этажа. Такая же возможность была у американского Президента Рузвельта — правда, необходимости проводить заседания под землей в США не было. Глубина бункера Гитлера в Берлине — 16 метров. Но до куйбышевского «рекордсмена» этим убежищам далеко.
Бункер Сталина — далеко не единственный в городе. Поблизости, под площадью Куйбышева, — не менее масштабный объект № 2, «бункер Калинина». За тогдашней городской чертой в годы войны был возведен достаточно крупный «объект А», или «бункер Жукова». Есть недостроенный «бункер Берии» (сейчас он затоплен грунтовыми водами).
По словам руководителя Музея современной фортификации Дмитрия Юркова, убежища в Куйбышеве были построены капитально, с применением железобетона и чугунных тюбингов, тогда как в других городах стройка обычно велась по недолговечной древоземляной технологии, с крепежом штолен деревянным брусом. Это дополнительное свидетельство того, что Куйбышеву отводилась особенная роль в жизни страны.
Новейшая история
Самарские «подземелья вождей» долгое время оставались секретными объектами. Сейчас это наследство «запасной столицы» частично доступно туристам. Бункер Сталина стал музеем еще в 1990-е годы. Эта самарская достопримечательность известна во всем мире. «Бункер Жукова», заброшенный на рубеже столетий, понемногу восстанавливают — теперь сюда тоже водят экскурсии. Огромный музейный потенциал есть и у «бункера Калинина», где сохранились деревянные кресла и электрооборудование времен Великой Отечественной войны. Нужно бы распорядиться этим наследством по-хозяйски — например, устроить здесь музей «запасной столицы». Ведь мало какой город может похвастаться такими уникальными подземными сооружениями!

Бункер Сталина
Мнение эксперта
Куйбышевский спецобъект № 1, который теперь мы знаем как бункер Сталина, довольно необычен по своей конструкции. Вообще в первые годы Великой Отечественной войны подземные защитные сооружения правительственного уровня строились по двум технологиям: либо открытым, либо закрытым способом. При открытом способе выкапывается котлован, в нем монтируется железобетонная конструкция, там размещаются все помещения, котлован засыпается землей, сверху — железобетонный тюфяк, дополнительная плита-усиление на случай прямого попадания боеприпаса, — и всё, бункер готов. Закрытый способ таков: с поверхности проходится вертикальная шахта, и уже на глубине начинаются туннели, в которых размещаются различные помещения, рабочие кабинеты, оборудование. А в случае с бункером Сталина несколько необычная ситуация: здесь сам шахтный ствол, сама шахта стала защитным сооружением, прямо в ней разместились рабочие кабинеты для высших лиц страны. Это делает объект № 1 уникальным. Больше тогда нигде в Советском Союзе подобных конструкций с обитаемой шахтой не создавалось.
Наследие: дорогами дипломатов, или новые городские традиции
В октябре 1941-го работавшие в СССР дипломаты покинули Москву и неожиданно для себя вместо Свердловска оказались в Куйбышеве. Город стал третьим в истории России (после Москвы и Санкт-Петербурга), где когда-либо работал иностранный дипломатический корпус.
После переезда дипкорпуса в Куйбышев об этом городе узнал весь мир. Про него писали такие иностранные СМИ, как The New York Times, The Washington Post, Chicago Tribune. На Западе он стал известен как «военная столица СССР», «запасная столица красных», «альтернативная столица России», «столица военного времени». Советские издания в статьях о Куйбышеве слово «столица» не использовали.

Изучать историю Самары дипломатической чрезвычайно интересно. На берегу Волги решались вопросы без преувеличения всемирного значения. От работы с представителями США и Великобритании зависели поставки по ленд-лизу и сроки открытия второго фронта. Политических союзников Германии — Японию и Турцию — нужно было любой ценой удержать от вступления в войну на стороне Гитлера. От того, как сложатся отношения с Ираном и Афганистаном, зависели маршруты ленд-лиза, да и общая ситуация на южных рубежах СССР. Франция, Греция, Норвегия и другие государства, чьи территории были захвачены немцами, должны были помогать в борьбе против фашизма, развивая движение сопротивления или формируя военные части в СССР, как Польша. Шла «большая игра», и одну из ключевых ролей в ней сыграло празднование дня Октябрьской революции в 1941 году.
Традиционный советский праздник 7 ноября на этот раз вылился в масштабную политическую и военную операцию. К участию в параде привлекли все имевшиеся в Поволжье резервы: воинские части, включая две дивизии, что двигались через Куйбышев на фронт, бронетехнику, авиацию. Иностранные дипломаты стояли на площади Куйбышева слева от центральной трибуны и в течение двух часов наблюдали, как мимо в новых шинелях маршируют солдаты и матросы, проезжают танки и артиллерийские орудия, с ревом на предельно низкой высоте проносятся самолеты… Это была внушительная демонстрация сил, которыми обладает наша страна, несмотря на уверения Гитлера и его министра пропаганды Геббельса, что ресурсы СССР на исходе, а авиация уничтожена практически полностью.
История
После парада 7 ноября 1941 года ни Япония, ни Турция в войну не вступили. До открытия второго фронта оставалось еще долго, однако уже в те ноябрьские дни союзники поняли, что Советскому Союзу есть смысл помогать: страна далека от полного разгрома и вполне может противостоять главному общему врагу — гитлеровской Германии. В 1941 году парады состоялись еще в двух городах — Москве и Воронеже. Однако именно куйбышевский, прошедший на глазах иностранных дипломатов, был самым мощным. Можно смело говорить, что это был день, который изменил историю и повлиял на ход Второй мировой войны.
Новейшая история
С 2011 года в Самаре ежегодно проходит Парад Памяти. Новая городская традиция реконструирует события 7 ноября 1941 года, помогает самарцам понять суть и смысл той «спецоперации», изучить ее историю.
Тема «Самара дипломатическая» интересна не только из-за событий глобального масштаба. Сейчас гости Самары, да и сами горожане с удовольствием посещают экскурсии, где рассказывают о жизни дипкорпуса в «запасной столице». К счастью, сохранились почти все здания, где располагались посольства, дипломатические и военные миссии 22 стран. Можно узнать о магазинах, где дипломаты покупали такие дефицитные для военного времени продукты, как красная рыба, черная икра и кофе. Эти истории стали основой для популярных туристических маршрутов города.

В этом здании в 1941-1943 гг. размещалось посольство США
Мнение эксперта
Мнение эксперта
На глобальном уровне история «запасной столицы» показала, что передача управленческих функций из столицы государства на места не только не приводит к децентрализации, но во многом способствует повышению эффективности управления. На уровне региона — что наш город способен с честью выполнять возложенные на него важные функции. В случае проведения административных реформ Самара может претендовать на ведущую роль.
Наследие: музыка Победы
Вместе с государственными и партийными учреждениями из Москвы в «запасную столицу» приехал Большой театр. Тенор Иван Козловский, балерина Ольга Лепешинская, дирижер Самуил Самосуд — звезды мирового уровня! Неудивительно, что частыми гостями на представлениях Большого стали члены правительства и иностранные дипломаты.
Главный театр страны обживался в Куйбышеве непросто. В первые дни эвакуации народные артисты, орденоносцы и лауреаты Сталинской премии жили вместе со всеми в обычных классах городских школ № 81 и № 32. Лишь через некоторое время квартирный вопрос начал решаться — так, артистам предоставили жилой дом на углу улиц Некрасовской и Степана Разина. Не было костюмов и декораций: многое пришлось оставить в Москве, а то, что удалось погрузить в отдельный поезд, погибло под фашистскими бомбами. Поэтому первые куйбышевские выступления Большого состояли из концертных номеров. Исполнители ролей Сусанина или Онегина выходили на сцену в обычных концертных костюмах. Но мастерство артистов «зажигало» зрителей так, что те даже не замечали, что у Сусанина на лацкане — орден Ленина. Только благодаря ударному труду костюмеров и рабочих, изготовлявших новые декорации, через несколько месяцев Большой театр смог давать полноценные спектакли и балетные представления, даже готовить премьеры.
Но главным событием в жизни Куйбышева театрального, безусловно, стала премьера Ленинградской симфонии, которую сегодня знает весь мир. Именно в Куйбышеве композитор Дмитрий Шостакович завершил свою легендарную симфонию.
Симфония №7 — не просто музыкальный шедевр. Это — метафора, яркое доказательство того, что даже во время страшных испытаний советский народ смотрел в будущее, верил в Победу.

Шостаковичу создали в Куйбышеве наилучшие условия для работы. В «запасной столице» композитор сменил четыре адреса. И если первым местом жительства был тот самый класс в школе № 81, который делили на «комнаты» с помощью простыней на веревках, то затем композитора поселили в роскошной по тогдашним меркам четырехкомнатной квартире в так называемом «обкомовском» доме на Вилоновской, 2а, где в эвакуации жили члены Правительства и их семьи. Правда, завершил работу над симфонией Дмитрий Дмитриевич раньше — в доме на Фрунзе, 146.
Интересный факт: в Куйбышеве не нашлось достаточного количества нотной бумаги, чтобы расписать партии для репетиций Седьмой симфонии Шостаковича. Бумагу привезли из Москвы специальным авиарейсом.
Мировая премьера Седьмой симфонии с радиотрансляцией по всей стране состоялась 5 марта 1942 года. Играл симфонический оркестр Большого театра под управлением Самосуда. Шостакович принимал активное участие в репетициях оркестра. Во время подготовки к премьере Ленинградскую симфонию услышал живой классик советской литературы Алексей Толстой. Он написал об этом произведении точно и образно:
— Шостакович прильнул ухом к сердцу Родины и сыграл песнь торжества.
Триумфальная премьера Ленинградской симфонии в Куйбышеве стала не менее значимым событием, чем парад 7 ноября. Теперь весь мир не только увидел военную мощь страны, но и убедился в силе духа, несгибаемости советского народа. Лучшие оркестры мира выстраивались в очередь, желая получить ноты симфонии Шостаковича — произведения, которое языком музыки рассказывало о грядущей «победе человека над зверем», как сказал о симфонии тот же Алексей Толстой.
Новейшая история
В год 75-летия Победы Ленинградская симфония снова прозвучала на сцене областного театра оперы и балета, где ее впервые исполнил оркестр Большого. А осенью 2020-го в городе состоялся фестиваль «Шостакович. Самарское время. DSCH». Творчество композитора, который завершил в «запасной столице» свое великое произведение (как знать, что случилось бы, останься Шостакович в блокадном Ленинграде или прифронтовой Москве с ежедневными воздушными тревогами!), вдохновляет и заставляет задуматься над смыслом жизни сегодняшних жителей Самары.

Мнение эксперта
Гостям города и его жителям необходим интерактивный, мультимедийный музей «Запасная столица». Его можно создать на базе музея «Бункер Сталина», выделив дополнительные помещения в здании Самарского института культуры и искусств, расположенного на площади Чапаева, тем более что в этом здании наряду с бункером в годы войны располагался Облисполком и Обком партии Куйбышевской области. В музее «Бункер Сталина» тема «запасной столицы» была бы расширена и приобрела бы новое звучание с использованием современных технологий.
Наследие: заводы Безымянки
До сих пор мы почти ничего не сказали о самом важном наследии военного времени. Потому что превращение провинциального города в промышленный гигант — тема совершенно особая в исторической судьбе Куйбышева.
Крупное оборонное производство на Безымянке планировалось развернуть еще в конце 1930-х, когда здесь началось строительство авиазавода № 122. Именно на эту площадку в 1941 году были эвакуированы авиационные предприятия из Москвы, Воронежа и других городов. Наладить выпуск боевых самолетов на новом месте удалось в кратчайшие сроки. Так, государственный авиационный завод (ГАЗ) № 1 в октябре еще работал в Москве, а к концу декабря не только перенес производство в Куйбышев, но и успел перейти с МиГов на штурмовики Ил-2. Конечно, «авиаторам» было проще, чем работникам некоторых других заводов, — у цехов недостроенного завода № 122 были хотя бы крыши и стены. Но и в этом случае обеспечение фронта самолетами потребовало неимоверных усилий. В самые тяжелые военные месяцы рабочие и инженеры трудились в три смены без выходных. Часто даже домой не уходили — спали прямо в цехах и конструкторских бюро. Зато наши летчики могли отвоевывать у фашистских асов небо.
Ил-2, «летающий танк» Победы, стал настоящим символом рабочей Безымянки. Но в «запасную столицу» эвакуировали не только авиаторов — город принял порядка 40 промышленных предприятий разного профиля. Вместе с заводами приехали рабочие и инженеры со своими семьями, так что за годы войны население Куйбышева выросло с 400 до 600 тысяч — в полтора раза. А стоявшая некогда «на отшибе» железнодорожная станция, куда прибывали эшелоны с людьми и оборудованием, стала центром огромного нового района, который в конце концов слился со «старым» городом. Поражают даже объемы жилищного строительства безымянских заводов: один только ГАЗ № 1, впоследствии получивший название «Прогресс», построил для своих работников столько домов, что сейчас их суммарная площадь и число жильцов можно сравнить с площадью и населением города Чапаевска!
Новейшая история
Промышленное наследие «запасной столицы» подарило сегодняшней Самаре неофициальное звание еще одной столицы — космической. ГАЗ № 1 был переименован в «Прогресс», когда перешел с производства самолетов на выпуск ракет. Одна из них подняла в небо первого космонавта планеты Юрия Гагарина. Сейчас «прогрессовские» ракеты-носители взлетают даже во Французской Гвиане. Наверное, и космическая история планеты пошла бы иначе, если бы в 1941 году на берегах Волги не был создан «ударный кулак» предприятий, принесших сначала победу на фронтах Великой Отечественной, а потом — первенство уже в мирной космической гонке.

В 2020 году огромный вклад «запасной столицы» в победу над фашизмом был отмечен почетным званием: Самара получила статус «Город трудовой доблести».
Мнение эксперта
Я в этом году много времени провела в архивах, изучая тему рабочей Безымянки. Меня лично глубоко затронула и заинтересовала бытовая тема. За несколько первых военных месяцев население нашего города увеличилось фактически вдвое. Как эти люди обустраивались, где жили, как решали самые обычные бытовые вопросы, какие решения и действия предпринимали власти, чтобы люди могли приготовить себе пищу, не болели? Ведь многие селились и жили прямо в землянках… Безусловно, тема «запасной столицы» может стать фундаментом для многих интересных проектов. Но важно освещать ее не плакатно, а правдиво. Ведь жизнь — это всегда не только героизм и подвиги.
Наследие: футбольные традиции
Жители «запасной столицы» не только стояли у станков. При напряженном рабочем графике и практически полном отсутствии свободного времени они успевали заниматься спортом. Он был действительно массовым: так, весной 1942 года в Куйбышевской области насчитывалось 15 добровольных спортивных обществ. Некоторые названия ДСО хорошо известны и сейчас: «Зенит», «Локомотив», «Спартак». Другие для нас — уже экзотика: «Мукомол», «Большевик», «Пищевик», «КИМ». И в каждом были лыжники, бегуны, гимнасты, тяжелоатлеты…
После первой военной зимы в городе появилось еще одно спортивное общество — «Крылья Советов». В него вошли работники авиационных заводов, эвакуированных в «запасную столицу». И практически сразу было решено создать в составе этого ДСО «сильную футбольную команду» — такое распоряжение отдал заместитель наркома авиационной промышленности СССР Петр Дементьев.
Боевым крещением для новорожденных «Крыльев» стал физкультурно-оборонный праздник, приуроченный к открытию летнего спортивного сезона. 3 мая 1942 года на лучшем городском стадионе «Локомотив» собрались представители многих ДСО. Как писала газета «Волжская коммуна», праздник начался парадом физкультурников, потом выступила группа гимнастов; прошли легкоатлетические соревнования, эстафета, соревнования по шахматам и шашкам. Но главным событием дня стал матч «Крылья Советов» — «Локомотив». Точнее, команды капитана Карелина и капитана Иванова — в военное время даже названия спортивных обществ не должны были намекать на наличие в городе оборонных заводов.

Первую битву «авиаторы» проиграли — «Локомотив», в котором были куда более опытные и сыгранные футболисты, победил со счетом 5:3. Но за считаные недели «Крылья» наверстали упущенное, в том числе «разделали всухую» «Локомотив» со счетом 5:0 и стали чемпионами города. Так рождалась команда, которой предстояло стать главным футбольным клубом Куйбышева-Самары.
Новейшая история
Даже в самые трудные военные годы футбол жил и помогал жить миллионам людей. Это был не просто спорт — символ мирной жизни, хоть какая-то возможность отвлечься от суровых военных будней. И было неважно, кто играл, известная команда или «дворовая»: трибуны все равно были забиты до отказа.
И в послевоенное время футбол оставался любимым видом спорта горожан. Мощные футбольные традиции город сохранил до нового тысячелетия. Это стало одним из весомых аргументов, когда Самаре доверили принимать матчи чемпионата мира FIFA 2018 года. Горожане стали свидетелями игр с участием таких звезд, как Суарес и Неймар. А главное — Самара сама стала немного другой: более красивой, более современной и открытой миру. Как и положено столице, пусть и запасной.
Мнение эксперта
Когда начинаешь заниматься историей «запасной столицы», понимаешь, что знаешь крохи. Когда я читал куйбышевские газеты военного времени, поймал себя на мысли, что почти не представляешь той жизни. Казалось бы, идет война — а в газетах пишут, что театры работали даже ночью. Люди женятся, разводятся, живут… Жизнь была разнообразной, а мы о ней почти ничего не знаем! Предстоит отыскать сведения даже об очень известных людях, которые жили в «запасной столице». У нас были Катаев, Эренбург, Алексей Толстой. Работала комиссия по присуждению Сталинских премий, такое в истории города было только один раз — мы тоже ничего об этом не знаем. А хотелось бы узнать.
Наследие: белые пятна истории
А еще в наследство от «запасной столицы» нам остались… вопросы. Многие факты до сих пор неизвестны, другие — не уточнены или не подтверждены. Начать хотя бы с того, кто и когда первым стал использовать применительно к Куйбышеву слова «запасная столица»? Их нет в постановлении ГКО, историко-экономических очерках советских лет. Некоторые авторы пишут, что 7 ноября 1941 года эти слова произнес с трибуны Ворошилов. Но его речь была опубликована почти сразу — там ни слова не то что про «запасную столицу», про Куйбышев вообще. Зато в американской прессе образ «запасной столицы красных» появляется уже в октябре — похоже, сразу после переезда дипломатического корпуса и иностранных журналистов из Москвы в Куйбышев. Так или иначе, вопрос остается открытым.

Предстоит отыскать в архивах документы о том, почему «запасной столицей» был выбран Куйбышев. Хочется говорить об этом без ремарок «скорее всего» и «видимо», а на основании официальных приказов и протоколов.
Не найдены или до сих пор засекречены многие документы, относящиеся к строительству бункеров. Про половину из них даже нет единого мнения, для каких государственных структур они сооружались. Так, незавершенный «бункер Берии» на Хлебной площади мог предназначаться и для НКВД, и для дипкорпуса.
Широко известен скандал — так называемый «первый ответ за Пёрл-Харбор», драка американских журналистов с японскими в ресторане куйбышевской гостиницы «Гранд-Отель» в декабре 1941 года. В некоторых современных публикациях утверждается, что об этом инциденте написали «все советские газеты». Однако энтузиастам не удалось найти этих заметок в прессе военных лет.
А почему в советское время так мало говорили о выдающейся роли Куйбышева-Самары как «запасной столицы»? Была ли эта тема запрещенной, и если да, то по чьей воле о ней «забыли»? Из-за этого жителям города приходится сейчас открывать историю своей малой родины заново…
«Запасная столица» по-прежнему ждет своих исследователей. И если вдуматься, это — тоже ценный подарок, сделанный «запасной столицей» ученым-историкам, краеведам, журналистам, всем, кто интересуются прошлым нашей страны, родного края. Не только потому, что поиск истины — уже счастье для мыслящего человека. От ответов зависит наше будущее. Узнавая больше о талантливых инженерах, построивших в Куйбышеве уникальные объекты, о трудовом героизме заводчан, чьими руками в тылу готовилась Победа, о спортсменах военной поры и других выдающихся жителях «запасной столицы», начинаешь по-настоящему любить свою страну, уважать ее граждан, ценить ее достижения. Лучше понимаешь, с каких людей нужно брать пример, к каким целям стремиться.
«Запасная столица» еще не раз преподаст нам уроки мужества, дерзости и любви.

Мнение эксперта
То, что история Куйбышева — «запасной столицы» — на сегодняшний день мало изучена, — очевидный факт. Только в 1990-е годы появился сам термин «запасная столица», стали открываться засекреченные ранее документы. Белых пятен, которые нужно исследовать, и по сей день очень много. А это важнейшая страница в истории нашего города!
Было бы здорово создать музей «запасной столицы». Это было бы уникальное и, безусловно, посещаемое туристическое место, интересное и жителям, и гостям нашего города, особенно если бы его удалось разместить на самостоятельной площадке в исторической части Самары. Я считаю, что в Самаре должен родиться проект национального уровня. Он объединит и научные изыскания, и творческие работы, и проекты по оформлению этой идеи в городском пространстве — я имею в виду мемориальные доски и скульптурные композиции. Необходимы именно системный подход, последовательное изучение такой объемной темы, как «запасная столица». Самое время заняться этим именно сейчас, накануне 80-летия присвоения Куйбышеву этого статуса.