#влюблённыевкниги: пять книг, в которых гораздо холоднее, чем зимой в Сибири

83

В Омске - #влюблённыевкниги: пять книг, в которых гораздо холоднее, чем зимой в Сибири

Фото:
Омск Здесь

Мы продолжаем рубрику #влюблённыевкниги, и новая подборка книг для тех, кто не боится холода. География этой книжной подборки разнообразна и обширна. Ослепительно-белая Гренландия, экзотическая Чукотка, сдержанно-ледяная Скандинавия, мыс Горн с его пронизывающими ветрами… Хорошо читать такие книги, сидя у тёплой батареи и радуясь, что есть такое благо, как центральное отопление. И Омск на фоне всех этих ледяных просторов кажется самым тёплым местом на земле. *** Юрий Рытхэу: «Сон в начале тумана» Молодой канадец, жадный до путешествий и приключений, попадает на Чукотку, и по воле трагической случайности остаётся жить среди коренного населения. Его глазами читатель видит всю экзотику местных нравов, обычаев, привычек и бытовых подробностей. Народ, постоянно живущий в экстремальных условиях, вынужденный всегда бороться с холодом, нашёл не только способы выживания во время голодных зим, но и научился быть в гармонии с природой, с океаном, ветром, льдами, северным сиянием. До тех пор, пока на Чукотку не пришли белые (сначала американцы, потом — русские) со своими правилами, водкой и революцией, чукчи веками не изменяли свой устоявшийся уклад, обеспечивающий им выживание. Чукотские имена и слова очень обогащают текст, погружают в атмосферу, где обыкновенное тёплое пламя, тёплый воздух жилища обретают такую ценность, какую они не имеют в любом другом месте. Человек идёт к теплу, как на праздник. Здесь нет ни властей, ни чинов, а мерило всего — целесообразность и разумность. Здесь справедливые и великодушные обычаи важнее личного богатства, нет церемонных приветствий и масок, жизнь проста и безыскусна, честна и правдива. Интересно, что сами чукчи называют себя луоравэтльан, что означает — настоящие, подлинные люди. А главная из аксиом их жизни звучит в книге из уст одного из героев так: «Люди, которые живут на холодной земле, должны греться теплом доброты». Александр Григоренко: «Мэбэт» Ненец Мэбэт — любимец богов. Ему всегда и во всём везёт, несмотря на то, что он не почитает ни богов, ни людей. Он удачлив в охоте, болезни обходят его стороной, мор не забирает его стадо. Его души не коснулось страдание. Он не знает ни поражений, ни обид. Он презирает законы тайги и законы людей. Он смеётся в лицо своим врагам и отвергает привязанности друзей. Мифология ненецкого народа, поэтичность текста, динамичный сюжет, многомерность мира, красота и экзотичность «картинки» делают книгу очень увлекательной. И несмотря на стилизацию под ненецкий эпос, судьба Мэбэт, мифического героя, на самом деле очень близка судьбе современного человека, уверовавшего в свою неуязвимость, самодостаточность и независимость. И пусть ненецкий быт бесконечно далёк от современного городского, пусть образ мыслей сильно отличается от нашего, и «для людей тайги женская душа предмет менее интересный, чем новые волосяные петли», но сердцевина человека, главное в нём, та граница, на которой человек постоянно балансирует, неизменна. «Сказка ложь, да в ней намёк!». А «Мэбэт» — очень хорошая сказка с очень прозрачным намёком. Питер Хёг: «Смилла и её чувство снега» До этой книги я почти ничего не знала о Гренландии. Не знала даже, что там живут люди. Не приезжие, обслуживающие научные станции, а настоящее коренное население — эскимосы. Книга написана от лица Смиллы — полуэскимоски-полудатчанки. Она читает и интерпретирует лёд и снег, как мы читаем газету. Она — дитя Гренландии, вынужденное жить в чужой цивилизованной Дании и мучиться от этого враждебного ей мира. В книге два акцента — детективная линия, связанная со смертью маленького мальчика-гренландца, друга Смиллы, и её рассуждения о снеге, математике, одиночестве, науке, любви, времени и ещё о многом-многом другом. «Смилла» — книга зимнего настроения, очень белого цвета, яркого холодного света и льда во всех его разнообразнейших проявлениях. Аксельссон Майгулль: «Лёд и вода, вода и лёд» Семейная сага с намёком на детектив. Скандинавская литература она такая — особенная. Холодом обдаёт от самого текста. Герои — дети, не знавшие любви, выросшие во взрослых, не сумевших справиться с этой жизнью. Потому и название такое — «Лёд и вода, вода и лёд». Между детьми и родителями, мужем и женой, сёстрами и братом — сплошной лёд, холод, отчуждение. Каждый так страшно одинок, так несчастен и покинут. И это не чья-то злая воля. Просто так вышло. И я не знаю, зачем писать об этом именно в такой форме. Разве что для того, чтобы выплеснуть свою личную боль. И не знаю, зачем такое читать. Разве что для того, чтобы никогда и ни за что не допустить этот холод, лёд и отчуждённость в свою жизнь и в жизнь своих детей. Изабель Отисье: «И вдруг никого не стало» Влюблённая пара из Франции путешествует на яхте по Атлантическому океану. Канарские острова, бразильский карнавал, бескрайние пляжи Барбуды… Сплошной праздник! Жизнь, наполненная до краёв, эйфория от свободы… Но всё заканчивается на необитаемом острове у мыса Горн, когда яхту предательски уносит шторм. Здесь их соседями становятся пингвины, морские котики и крысы. Метаморфозы, которые происходят с героями под воздействием голода, холода и страха перед будущим, описаны подробно и реалистично. В кого они превратятся из влюблённых друг в друга людей? Выживут ли? Что будут переживать перед надвигающимся ужасом? Невольно ставишь себя на место героев, и от этого сравнения бегут мурашки. «Робинзонада», обычно захватывающая приключениями и экзотикой, тут превращается в долгий липкий холодный кошмар. Модная нынче тема слияния с природой, утопические мечты о жизни в естественной среде, о возврате к «человеку натуральному» рушатся о неприспособленность современного человека к природным условиям. Мы слишком нежны, слишком зависимы от тепла и света, телефона и интернета, от определённой пищи и людей вокруг. Если лишить нас этого, на поверхность выступают агрессия или апатия, животная жажда жить и эгоизм. Хорошо, сидя в тепле и сытости, рассуждать о великих ценностях, гуманности, помощи ближнему. Останется ли в нас эта гуманность, окажись мы один на один с перспективой умереть от голода и быть сожранными крысами? Вот главный вопрос, который остался у меня от этой книги. *** Также на нашем сайте вы можете найти подборку книг о людях, сильных духом. Геологи, путешественники, первопроходцы, священники, политзаключённые, инвалиды без рук и без ног — всех этих героев объединяет невероятная стойкость, внутренний стержень, готовность не сдаваться, вера в себя, в людей, в мечту, вера в настоящее. Подробные рецензии Александры Макаровой на представленные в подборке книги, вы можете найти в группе «Влюблённые в книги» во «ВКонтакте» и Instagram @knigizdes. Фото: личный архив Александры Макаровой