В Новосибирске

Вместо срочной госпитализации нас всю ночь продержали на железных стульях в палатке

В Новосибирске - Вместо срочной госпитализации нас всю ночь продержали на железных стульях в палатке

Фото:
Уника Новости

Все новости на карте

Всё больше заболевших людей предпочитают лечиться дома, лишь бы не загреметь в стационар. Но, когда самочувствие становится слишком тяжёлым, приходится «сдаваться». Увы, из-за перегруженности больниц Новосибирска тяжёлые пациенты ночь провели в невыносимых условиях.
Римма Убейконь с мужем заболели одновременно. Не спасло ничего: ни маски, ни перчатки, ни социальная дистанция.

рамблер без рекламы

— У мужа стремительно поднялась температура до отметки 38,6, — говорит Римма. — Он жаловался на боль в мышцах, озноб и слабость. У меня в первые сутки из симптомов была только слабость, а потом начался сильный жар. Мы вызвали «скорую». Врач сказала, что горло красное, но в лёгких чисто, поэтому, скорей всего, это обычная простуда. Прописала тёплое питье и уехала.
У Риммы нарастала температура. Термометр показывал 38,5 — 38,9 градусов. Особенно плохо становилось под утро. Появился страх, что это не обычная инфекция, а что-то другое.
— В понедельник мы опять вызвали врача, — продолжает она. — Мучили потливость, слабость, раздирающий кашель. Сильной одышки ещё не было. У мужа температура спала, но меня по-прежнему трясло. Нам рекомендовали принимать антибиотики, витамины и отхаркивающие препараты. Спросили, соблюдали ли мы изоляцию? Я рассказала, что работаю из дома, муж добирается до своего офиса на машине и там, кроме него, никого нет. В магазины мы выбирались только ночью, а средствами индивидуальной защиты пользовались с самого начала эпидемии. Я не отношусь к ковид-диссидентам, для меня угроза заразиться была реальной. Врач поинтересовался, были ли у нас контакты с теми, кто заразился. Никто из наших знакомых не болел.
Когда Римма попросила сделать тест на COVID-19, ей отказали: оснований для этого нет. Между тем, состояние у супругов ухудшалось. Появилась одышка, усилилась мышечная боль, мучила слабость.

рамблер без рекламы

Они сделали КТ. Результат у обоих был плохим. На выписке врач сделал пометку cito, что означает «срочно».
На фоне высокой температуры, не спадавшей несколько суток, у Риммы совсем не было сил. Она уже не вставала с постели. Вызвали «скорую». Оказалось, резко упало давление. Врачи быстро поставили капельницу, и Римме стало легче:
— Я уже решила остаться дома, но врач сказал: «Дело ваше, но я вам не рекомендую отказываться от госпитализации, у вас ситуация тяжелая».
К вечеру супругов доставили в 11 больницу. На тот момент свободных мест уже не было. Они ждали в салоне «скорой». А потом их перевели не в приёмный покой, а в палатку медицины катастроф, предназначенную исключительно для временного ожидания. Это некий буфер, где должно быть всё необходимое: лежаки, стулья, столы, чай, печенье. Но там не было даже коек — только ледяные железные стулья. Ни еды, ни воды, ни туалета. Температуру поддерживала тепловая пушка. Внутри было невыносимо душно, а на улице лил холодный дождь — «идеальные» условия для больных с пневмонией!

рамблер без рекламы

Поток пациентов огромный, в сутки поступает около 80 человек, среди них те, кто не может ждать — их приносят на носилках. Этих больных, естественно, принимают без очереди. А пациенты, у которых состояние средней тяжести, должны ждать.
— Нам ещё повезло, потому что днём, рассказала нам врач, здесь было битком — 18 человек сидели практически впритык друг к другу, а нас было всего шестеро, — с иронией говорит Римма. В этой палатке мы провели всю ночь до утра. Рядом со мной была женщина с сахарным диабетом, женщина после инсульта в возрасте около 80 лет… Пациентке с диабетом нужно было срочно перекусить — у неё резко снижался сахар. Она ничего не взяла с собой, потому что не рассчитывала провести ночь в спартанских условиях. Все мы сидели с трудом. Хотелось лечь, попить. Бутылку воды и стаканчики нам купили сотрудники медицины катастроф. Они нам очень сочувствовали. Только в 9 утра нас с мужем перевели в отделение.
Неизвестно, как отразится эта ночь в палатке на здоровье больных. При этом ГБК №11 — самый крупный инфекционный госпиталь Новосибирска. Его открыли 20 апреля.
Ситуацию в Новосибирске можно назвать катастрофической, Сейчас в инфекционных стационарах города 1492 пациента с подтверждённым диагнозом и подозрением на COVID-19, в детскую больницу № 3 доставлен 61 ребенок с подозрением на коронавирус. За прошедшие сутки коронавирус был подтверждён у 109 человек. больницы, по словам очевидцев, перегружены. Очевидно, городу требуется помощь.
УНИКА НОВОСТИ https://uniika.ru/news/obshhestvo/
30.05.2020 — Опубликовано

рамблер без рекламы

17:06 — Время публикации
Как пишет МК

Вас также может заинтересовать...