В Новосибирске

Вакцину от коронавируса испытают на сочинских обезьянах

В Новосибирске - Вакцину от коронавируса испытают на сочинских обезьянах

Фото:
Российская Газета

Все новости на карте

Как уже сообщалось, в настоящее время над вакциной работают сразу в нескольких государственных учреждениях, например в Роспотребнадзоре и Федеральном медико-биологическом агентстве (ФМБА), а также в частных фармацевтических организациях. По словам министра, модели отработаны, первые доклинические исследования начинаются (в том числе в новосибирском «Векторе»), а уже к клиническим исследованиям специалисты смогут приступить после того, как оценят безопасность и эффективность вакцины на животных.
Джина Джинаровна, мы общались с вами буквально две недели назад, когда еще не было известно о заказе новосибирского центра вирусологии и биотехнологии «Вектор». Что изменилось с тех пор?

Джина Карал-оглы: Мы уже заключили договор с «Вектором» на поставку двадцати макак-резус. Сейчас как раз готовим их к отправке. В период пандемии коронавируса такой запрос от них поступил впервые.
Какова цель будущий испытаний в Новосибирске на сочинских обезьянах?
Джина Карал-оглы: У нас покупают обезьян, но мы не всегда знаем, для каких именно целей. Обычно нам отправляют договор с техзаданием — о количестве, виде, поле, возрасте, весе, а цели никто не обозначает. Но, учитывая специфику центра вирусологии и биотехнологии «Вектор» и последние громкие события, можно догадаться: перед ними стоит задача — определить эффективность и безопасность вакцины.
Как происходит отбор обезьян перед отправкой для испытаний?

Джина Карал-оглы: У обезьян своя иерархия. Например, семьи мы стараемся не трогать. Это как карточный домик: одну карту вытащишь — и все рушится. Всегда есть группы из неподсадных животных или обезьяны, которые не прижились в стаде. Это огромная зоотехническая работа. Отбор проводят зоотехники с минимальным ущербом для стада. Они выбирают такие особи, чье отсутствие не повлияет на репродуктивность и взаимоотношения в вольере. Все как в гареме.

Каким образом животные отправятся к заказчику?
Джина Карал-оглы: На самолете. Вообще за отправку полностью отвечает заказчик. Обычно от них приезжает сотрудник, который сопровождает и несет ответственность за животных.
Как вы считаете, двадцать обезьян — это достаточное количество для тестирования вакцины?

Джина Карал-оглы: Мы готовы обеспечить любой запрос, но в разумных количествах. В нашем питомнике насчитывается 5,7 тысячи обезьян 21 вида, включая подвиды. В данном случае двадцать макак более чем достаточно для достоверной статистики. Можно двенадцать макак использовать для опыта, а восемь — для контроля.
А сколько стоит макак-резус, если не секрет?
Джина Карал-оглы: Вовсе не секрет, прейскурант есть на нашем сайте. Предоставление для исследования макак-резуса обойдется от 168 тысяч 800 рублей (в возрасте до года) до 424 тысяч 330 рублей (старше пятнадцати лет).
Насколько известно, в вашем НИИ также проводятся различные испытания. А специалисты института занимаются изучением коронавирусной инфекции?
Джина Карал-оглы: Не занимаются, потому что у нас нет лицензии на работу с патогенами первой и второй групп, а коронавирус как раз относится ко второй.
Над какими испытаниями работали в вашем НИИ? В чем сложность и особенность таких процедур?

Джина Карал-оглы: Раньше мы работали над испытаниями вакцин против полиомиелита, краснухи и гриппа. Как таковой сложности нет, просто надо уметь работать с животными, в том числе технически. К обезьянам нужен особый подход, например, не как к мышам, крысам и хомякам. Это низшие приматы, мы позиционируем их как лабораторных двойников человека. Физиологическое сходство помогает данные, полученные на обезьянах, с минимальной коррекцией экстраполировать (распространять выводы наблюдений. — Прим. «РГ») на людей.

Главное — обученный техперсонал, который правильно подаст животных с минимизацией стресса, и подготовленные ветврачи, имеющие опыт работы именно с приматами, ведь это не кошки и не собаки, а лабораторный двойник человека. Всего у нас (по штатному расписанию) 309 человек, из них восемь ветврачей и четыре ветфельдшера. Конечно, все с медицинским высшим и средним специальным образованием, но прежде чем начать у нас работать, все они были приставлены к более опытным сотрудникам. Большинство трудится в питомнике — в первую очередь зоотехники и рабочие по уходу за обезьянами. Они обеспечивают жизнедеятельность стада — в основном кормят и контролируют.
Как часто у вас проводятся испытания вакцины, и как давно вы этим занимаетесь?
Джина Карал-оглы: Не очень часто. В основном мы испытываем противоопухолевые препараты для таргетной терапии, точнее препараты моноклональных антител, которые точечно действуют на злокачественное образование. Этим занимаемся давно — десять лет точно, а я работаю здесь уже девятнадцать лет. Когда появляется необходимость в их апробации, тогда и возникают такие заказы. Мы проверяем на здоровых обезьянах токсичность препаратов и их действие на органы. Так, многие противоопухолевые российские лекарства испытаны на сочинских обезьянах.
А могут ли обезьяны заразиться коронавирусом? Встречались ли такие случаи?
Джина Карал-оглы: Да, могут. И не только обезьяны. Например, совсем недавно впервые коронавирус диагностировали у тигра в зоопарке Нью-Йорка. Что касается обезьян, есть данные сухумских коллег (в Сухуме с 1927 года работает обезьяний питомник. — Прим. «РГ»), когда в 1983 году коронавирусом болели и макаки-резус, и павианы-гамадрилы. Кстати, возможно выбор «Вектора» и выпал именно на макак-резус, поскольку знает, что они восприимчивы к коронавирусу. Получается, коронавирус был уже давно, как и грипп, меняются лишь штаммы. Понятно, что сейчас он гораздо грознее, а из-за постоянных мутаций нельзя создать универсальную вакцину. Что касается коронавируса сухумских обезьян, у них вывели штамм коронавируса и их же специально заражали для изучения болезни.

Как показали исследования, тогда отмечалась высокая летальность. Кстати, люди могут заразить обезьян, а обезьяны, как правило, не могут заразить людей. От низшего вида к высшему инфекция передается гораздо тяжелее, чем наоборот.
Родом из Америки и Азии
По словам ученых, макак-резус, или бенгальский макак, — один из наиболее известных видов макак семейства мартышковые. Природоохранный статус макак-резусов в Красной книге Международного союза охраны природы обозначен как вызывающий наименьшие опасения по причине широкого распространения, предположительно большой численности и адаптированности к разнообразным местам обитания. Они обитают в Южной, Центральной и Юго-Восточной Азии, ареал вида является наибольшим среди всех приматов. Макак-резус встречается на различных высотах и в самых различных местах обитания: от лугов до засушливых и лесных зон, а также вблизи населенных пунктов.
Справка «РГ»
НИИ экспериментальной патологии и терапии (именно так он тогда назывался) был основан в 1927 году. Правда, базировался изначально в Сухуме. А в начале 1980-х его филиал основали в Сочи. Однако после грузино-абхазского конфликта в 1992 году, когда центр в Абхазии пришел в запустение, основная база для Института медицинской приматологии РАМН обосновалась в сочинском Адлере.

Вас также может заинтересовать...