В Казани

«Только не на моём дворе!» Разработчик генплана ответил на упреки казанцев

«АиФ Казань» писал об итогах общественного обсуждения проекта генплана Казани, доработанного после замечания минэкономразвития РФ и простых граждан. Напомним, за 4 дня поступило 2 тысяч замечаний.
Свою точку зрения о том, почему казанцы недовольны доработанным проектом, высказал «АиФ Казань» один из разработчиков проекта, первый заместитель директора по производственным вопросам Института генплана Москвы Олег Григорьев.

Он считает, что разработка казанского генплана может войти в историю новейшего российского градостроительства. В том числе и потому, что не многие генпланы при всех стараниях разработчиков вызвали столько критики и протестов.
О причинах протестов
Почему же протестуют люди? По мнению Олега Григорьева, одна из причин -проявление синдрома «Только не на моем заднем дворе». Он считает, что этот синдром ярко проявился в Дербышках.
«Альтернативный вариант дорог, предложенный активистами, принципиально и четко нарисован по землям соседей, левее и правее самих Дербышек, — говорит Григорьев. — А ведь он включает снос и проходит по ценным природным территориям. В этой же группе протесты жителей Вознесенского и иные протесты против той или иной дороги. Вполне понимаем протест человека, который вдруг оказывается перед тем фактом, что его дом может быть завтра снесён. Его не убедить в необходимости этого никаким транспортным расчётом. Выход здесь только один — там, где это абсолютно необходимо для города в целом, как в Дербышках, город обязан предложить адекватную компенсацию и максимально комфортные условия для переселения».

Вторая группа протестов касается зон с особыми условиями. Это зона аварийной посадки» Казанского авиастроительного завода имени Горбунова и зона максимально допустимых расстояний (МДР) магистральных газо— и продуктопроводов. Эти вопросы, по мнению Григорьева, выходят за рамки документа под названием «генплан» и за пределы компетенции администрации Казани и разработчиков генплана. «Они появились задолго до разработки генплана и не могут быть им устранены, — считает первый заместитель директора по производственным вопросам Института генплана Москвы. — Простое „удаление“ с карты „зоны 430“ (зоны экстренной посадки самолётов — Ред.) не будет гарантированной страховкой от падения самолёта. Не самое продуктивное занятие — выяснять, кто виноват в том, что в этих зонах оказалось жилье. Пусть в этом разбирается суд. Продуктивной должна быть крайне необходимая городу долгая и трудная работа по выносу газопроводов (с ПАО „Газпром“) и по корректировке зоны аварийной посадки — с минпромом РФ, Объединённой авиастроительной корпорацией (ОАК) и Роспотребнадзором. Единственное, что должны были сделать и сделали разработчики, — это честно и чётко показать все эти факторы и указать на то, что эти проблемы нужно решать». То есть разработчики считают положительным результатом своей работы то, что к этим зонам сейчас привлечено внимание.

Часть протестов, по мнению Григорьева, вызвана трудностями прочтения материалов генплана. К примеру, кто-то из жителей Старых Горок и Первомайского принял значки социальных объектов, условно размещённые на схеме и закрывающие какие-то дома ИЖС, за намерение администрации снести эти дома. «Это породило массу домыслов, вплоть до слухов о сговоре администрации с застройщиками, претендующими на участки этих домов», — пояснил представитель института Генплана Москвы.

О девелоперах
Олег Григорьев прокомментировал и обвинения в адрес разработчиков генплана Казани в ангажированности девелоперами и администрацией. «Довольно странно слышать упрек исполнителю (разработчику генплана) в ангажированности заказчику (администрации города), — сказал Григорьев. — По контракту прямая обязанность исполнителя выполнять в рамках технического задания задачу, поставленную заказчиком (администрацией города). Что же касается интересов девелоперов, то контакты с ними действительно имели место. Правда, не на стадии разработки генплана, а на стадии разработки местных норм градостроительного проектирования (МНГП), и контакты довольно жёсткие, поскольку именно в МНГП определялось, сколько можно построить квадратных метров на одном гектаре, и на каких условиях.

При разработке же генплана масса сил и времени было потрачено на сбалансированность застройки, для каждой территории определён ее максимальный объем и допустимое назначение. Разумеется, это сделано безотносительно того, кто будет девелопером данной территории.
Генплан предполагает и планирует застройку, в этом его назначение. При этом всякая стройка предполагает интерес какого-то девелопера. Абсурдно упрекать документ генплана в том, что кто-то заработает на стройке жилья или дорог, тем более что в итоге выгоду от всего этого получит население города».
Об экологии
По мнению разработчиков, тема экологии детально проработана в материалах генплана. «Удивление вызывает не критика, а непонятная бессистемность подхода (критиков — Прим. ред.) к этой серьезной проблеме, — считает Григорьев. — Почему-то выхватываются только отдельные локальные вопросы, которые для экологии города в целом мало что значат, вроде участка намытой поймы на Гаврилова или Казанской Швейцарии. Безусловно, экосистема Казанки в зоне Казанской Швейцарии очень важна и разработчики рекомендовали городу отказаться от этой не очень востребованной транспортной связи, но гораздо важнее масса других вопросов. Это и реконструкция биологических очистных сооружений канализации (БОСК), и рекультивация иловых полей, и один из главных вопросов — очистка ливневого стока в Волгу и Казанку. Это и многое другое, включая разработку подробной карты природно-рекреационного каркаса города, которая должна обеспечить комфортную среду, выполнено в составе генплана города. Все это не хотят замечать в генплане разного толка казанские экологи, так же, как, скажем, и огромный (800 га) экопарк, запроектированный там же, на Гаврилова, выше по течению Казанки».
Об итогах обсуждений
Однозначно будущее за проектированием, предполагающим участие населения, считают разработчики. Необходимо взаимодействовать с людьми и вовлекать их в процесс планирования. Но предстоит поиск более адекватных форм работы с населением, его информированием, реальным вовлечением в задачи каждого района и города в целом.

В то же время работа над генпланом высветила массу старых проблем, решение которых невозможно только через его обсуждение, Так, решение проблем зон минимально допустимых расстояний (МДР), зоны аварийной посадки и иных зон КАПО возможно только документами федерального уровня.

Вас также может заинтересовать...