«Куда я могу скрыться, когда я плохо передвигаюсь»: Следкому не удалось отправить в СИЗО Бориса Петрова

В Казани - «Куда я могу скрыться, когда я плохо передвигаюсь»: Следкому не удалось отправить в СИЗО Бориса Петрова

Фото:
Реальное время

На заседании казанского суда экс-глава управления Ростехнадзора отрицал свою причастность к преступлениям

Причастность Петрова к преступлению подтверждает лишь предполагаемый посредник. Ни руководство завода Haier, ни подрядчик «Евростиль» о взятке в 1,4 млн рублей не заявляют, а деньги эти давно выплачены исполнителям исследований в качестве… зарплаты. Таковы главные аргументы защиты бывшего главы Приволжского управления Ростехнадзора, которые сегодня в казанском суде помогли подозреваемому избежать СИЗО. Козыри следствия о признаках симуляции и приглашении Петровым адвокатов для воздействия на его экс-подчиненных суд не убедили. Заседание едва обошлось без вызова скорой, передает журналист «Реального времени».

Версия СК: «Дал указание на всяческое воспрепятствование»

Заседание по мере пресечения отставного ВИП-чиновника назначили на 8.30 утра. Именно в это время Приволжский райсуд Казани начинает работу. Однако когда адвокатов, следователей и журналистов пропустили через проходную, оказалось — сам подозреваемый попал в суд раньше всех. Его провели через конвойный вход сотрудники УЭБиПК. Правда, опознать в согнувшемся на лавке мужчине в красной куртке с капюшоном на голове бывшего министра экологии Татарстана, который затем 15 лет надзирал за опасными и техногенными объектами Поволжья, было очень сложно.

Суду Борис Петров представился пенсионером и разведенным отцом двух малолетних дочерей, остальные дети уже совершеннолетние. На заседании семью представляла лишь старшая дочь. Она сидела за отцом, на втором ряду. Кроме судебного свидания, отец получил еще и большой пакет с лекарственными препаратами. Кстати, суд разрешил Петрову отвечать на вопросы сидя, когда тот признался — трудно стоять, требуется опора.

Близкие передали ему большой пакет с лекарственными препаратами

Старший следователь 4-го отдела по особо важным делам Следкома по РТ Дмитрий Линевич просил суд водворить подозреваемого в получении особо крупной взятки под стражу. И объяснил, что с 7 июля 2020-го в Казани расследовалось дело по факту мошенничества по заявлению Константина Вакатова, директора и совладельца челнинского ООО «Энергоинжиниринг». Эта компания была субподрядчикам работ по возведению электроустановки для завода стиральных машин Haier. Главным подрядчиком строительства инфраструктуры данного объекта выступала ГК «Евростиль».

30 ноября 2020-го следователи возбудили дело о злоупотреблениях должностными полномочиями в отношении бывших должностных лиц челнинского отдела Ростехнадзора, а неделю назад еще одно — о получении, даче и посредничестве во взятке 1 млн 480 тысяч рублей. Все три дела соединены. А версия следствия сегодня прозвучала такая:

«Петров, занимая должность руководителя Приволжского управления Ростехнадзора, с целью получения взятки от представителя организации ООО «Энергоинжиниринг» разработал и применил преступную схему, в которую вовлек своих подчиненных. В частности, заведомо зная, что «Энергоинжиниринг» выполняет подрядные работы на объекте заказчика на заводе стиральных машин Haier в Набережных Челнах, дал своим подчиненным указание на всяческое воспрепятствование данной организации в получении разрешения на ввод электроустановки в эксплуатацию. Не имея возможности отказать руководителю, его подчиненные Гайнутдинов и Хакимов, проводя проверку по данной организации, привлекли к выполнению работ по проверке АО «ВО Безопасность» и ООО «НТЦ „Промтехэксперт“.

Старший следователь 4-го отдела по особо важным делам Следкома по РТ Дмитрий Линевич просил суд водворить подозреваемого в получении особо крупной взятки под стражу

Как пояснил следователь, приглашение сторонних организаций противоречит приказу №212 самого Ростехнадзора. Однако представители данных организаций „выезжали на объекты Haier без участия сотрудников Ростехнадзора, самостоятельно, то есть подменяли собой должностных лиц“, пояснил Дмитрий Линевич. „А затем представляли в Ростехнадзор не имеющие никакой юридической силы документы. Они не проводили контрольные измерения, а фактически составляли неофициальные документы о якобы имеющихся на данной энергоустановке нарушениях“, — продолжил он.

Найденные неинспекторами нарушения „включались по указанию Петрова сотрудниками Ростехнадзора в документы по отказу в выдаче разрешения к вводу установки в эксплуатацию“. А далее „Хакимов по указанию Петрова довел до сведения заявителя, что разрешение на ввод будет получено только в том случае, если с подконтрольной Петрову организацией будет заключен фиктивный договор на оказание работ. И если в адрес данной организации будут перечислены денежные средства“, — прозвучало в ходатайстве.

Заказчик был заинтересован в сдаче завода и согласился, полагает следствие. По данным СК, договор со сторонним ООО „НТЦ „Промтехэксперт“ был заключен 19 августа 2019-го, а 21-го по нему ушли 1 млн 480 тысяч рублей. „В тот же день, получив от Петрова указание, что после получения можно будет выдать разрешение, Хакимов подписал разрешение и акт осмотра энергоустановки. Таким образом, по мнению следствия, Петров совершил преступление по ч. 6 ст. 290 УК РФ — получение взятки“, — подытожил фабулу представитель следствия.

Следователь подчеркнул, что основанием для дачи долгожданного разрешения стали документы, поданные „Энергоинжинирингом“ еще до заключения договора с НТЦ

От полиграфа отказался, таблетки не принимал?

Линевич напомнил суду — Петрова задержали в 10 утра в здании Следкома в Казани. Показания против него дает Ренат Хакимов, экс-руководитель челнинского отдела Ростехнадзора. Он же написал по делу явку с повинной. Также в деле фигурируют показания потерпевшего Вакатова и сотрудников Ростехнадзора, показавших, что оснований для привлечения посторонних организаций к проверке не было, ее должен был проводить сам инспектор. Еще ряд свидетелей сообщили: навязанные услуги НТЦ „Промтехэксперт“ не требовались и работы ими не производились.

Следователь подчеркнул, что основанием для дачи долгожданного разрешения стали документы, поданные „Энергоинжинирингом“ еще до заключения договора с НТЦ. „Соответственно, нарушения в них отсутствовали и необходимости оплачивать сторонней организации, которая заведомо не будет производить работы, не было“, — сообщил он.

По мнению следствия, Петров представляет опасность для общества, может совершить новое преступление и создать помехи расследованию. В доказательство такой попытки Линевич сообщил — еще в статусе свидетеля экс-глава управления Ростехнадзора предоставил адвокатов бывшим подчиненным Гайнутдинову и Хакимову:

— Адвокаты оказывали им юридическую помощь и убедили в необходимости введения следствия в заблуждение. Данные сведения подтверждаются допросами Гайнутдинова и Хакимова. При общении представленных Петровым защитников присутствовал адвокат, представляющий его интересы по данному делу.

Адвокат Андрей Олифир настаивал на вызове в суд для допроса полицейских и медработников

Также следователь отметил, что от прохождения полиграфа фигурант дела отказался. После задержания ему трижды вызывали скорую — в Следком и изолятор временного содержания, направляли на обследование в Железнодорожную больницу. „Несмотря на то, что он постоянно заявляет об ухудшении самочувствия, объективными доводами медработников это не подтверждается“, — добавил Дмитрий Линевич. И попросил приобщить рапорты оперативников УЭБиПК МВД РТ в подтверждение того, что „Петровым принимались меры по симулированию — он отказывался принимать препараты, которые предоставляли медицинские работники, отказывался от укола для уменьшения артериального давления“, сообщил он.

Двое защитников подозреваемого возражали против приобщения этих документов. Адвокат Андрей Олифир настаивал на вызове в суд для допроса полицейских и медработников. По его словам, рапорты не соответствуют действительности: „Сотрудник пишет, что Петров не стал рассасывать таблетку, полученную от медработника, — такого не было. Пишет, якобы Петров в туалете выплюнул таблетку… Но ваша честь, в туалет вместе с ним никто не заходил!“

В то же время защитник сообщил суду, что проблемы со здоровьем у его клиента наблюдались и до задержания. „Как Петров симулирует, если он на второй этаж поднимался около десяти минут?“

Адвокат Елена Точилкина попросила суд вызвать скорую своему клиенту, в том числе „для проверки его состояния“

В свою очередь адвокат Елена Точилкина попросила суд вызвать скорую своему клиенту, в том числе „для проверки его состояния, которое ставится под сомнение следователем“. „Я считаю, это абсолютно бессмысленная жестокость — подвергать человека таким вещам“, — добавила она.

Борис Петров подтвердил — чувствует себя плохо, сказал, что давление было повышенным и сегодня при вывозе из изолятора, и вчера. С его слов, накануне ему дважды вызывали скорую, и оба раза врачи сделали записи — нужно госпитализировать, но конвой для сопровождения фигуранта в медучреждение… не явился.

“Вам необходима скорая помощь или мы можем продолжить заседание?» — уточнил председательствующий судья Тимур Зарипов. После утвердительного ответа подозреваемого в ходатайстве о скорой было отказано. Так же, как ранее было отказано в вызове для допроса написавших рапорт оперативников и врачей.

Петров: «Что мне предъявляют — полный нонсенс!»

По существу претензий следствия бывший глава управления Ростехнадзора высказался так:

— Я не знаю эти организации, которые называют. Просто не знаю. И никаких указаний — как выдавать, так и не выдавать — я не давал. Потому что сам порядок не предусматривает моего участия. То есть все бумаги подписываю не я.

Борис Петров просил суд «объективно разобраться в вопросе». И уверял — препятствий следствию никогда не чинил, являлся по первому зову еще с осени 2020-го.

— Куда я могу скрыться, когда я плохо передвигаюсь, — ссылался он на артроз обеих ног. — Со своими работниками бывшими я не общаюсь. Как закрыл дверь, так и не общаюсь. Поэтому на кого я должен оказать давление — я не знаю. Все, что там говорилось про адвокатов, не понимаю, каким образом я могу иметь к этому какое-то отношение…

Адвокат Олифир поинтересовался у следователя — имеются ли доказательства, что разрешение на ввод тормозилось искусственно, а электроустановка для завода стиральных машин была рабочей. Дмитрий Линевич сообщил, что так и было: «Как только на объект выехал инспектор Ростехнадзора (а не сторонней организации), он сразу же убедился, что установка соответствует всем требованиям закона».

Олифир удивлялся: почему вопрос про деньги Борису Петрову в качестве свидетеля ни разу не задавали

Оба защитника просили отказать в ходатайстве об аресте и рассмотреть два более мягких варианта — денежный залог и запрет определенных действий. Андрей Олифир напомнил, что первоначально дело от 24 февраля возбуждено не в отношении Петрова, в нем фигурирует «неустановленное должностное лицо из числа руководящего состава Приволжского управления Ростехнадзора», и взятка путем перечисления средств со счета ГК «Евростиль» на счет НТЦ «Промтехэксперт» «получена неустановленными лицами».

И если ранее бывший начальник челнинского подразделения Ростехнадзора Хакимов подозревался в мошенничестве и злоупотреблении полномочиями, то теперь — в посредничестве взятке. Хотя в декабре, при избрании домашнего ареста Хакимову, о взятке речь не шла, тогда следователи поясняли — он и третьи лица хотели обогатиться за чужой счет. Адвокат сделал акцент, что Хакимов менял позицию по делу — сначала говорил, что действовал самостоятельно, потом стал ссылаться на указания третьих лиц.

Олифир удивлялся: почему вопрос про деньги Борису Петрову в качестве свидетеля ни разу не задавали. Интересовались лишь деталями ведомственного приказа, в части невозможности привлекать к проверкам Ростехнадзора еще кого-то. По мнению адвоката, этот вывод ошибочен. В приказе №212 за 2008 год такого запрета не было, а в более поздних нормативных актах разъяснялась возможность участия в проверках Ростехнадзора экспертов, научных деятелей, иных специалистов.

Привлеченное в данном случае АО «ВО „Безопасность“ — не чужое для Ростехнадзора. Ранее он выступал учредителем 100% одноименного ФГУП. Организация внесена в перечень стратегических предприятий страны, имеет новейшее оборудование и квалифицированных сотрудников. У ООО „НТЦ „Промтехэксперт“ такого статуса нет. Зато, по данным источников „Реального времени“, у двух этих организаций есть как минимум один общий сотрудник, который и проверял электроустановку для челнинского завода Haier.

Говоря о здоровье подозреваемого, его защитники озвучили целый букет болезней

Как защита допросила важного свидетеля

Адвокат Елена Точилкина отметила, что из восьми свидетелей, на которых ссылается СК, причастность Петрова подтверждает лишь Хакимов. „Никто другой фамилию Петрова просто не называет“, — отметила она. А дальше процитировала кусочек показаний инспектора Гайнутдинова, который и вынес три отказа в даче разрешения на допуск к эксплуатации электроустановки, ссылаясь на отсутствие документов и замечания: „При этом с момента начала проверки у меня сложилось впечатление в личной заинтересованности Хакимова в результатах проверки. Он ранее занимал должность в „Безопасности“.

Весьма сомнительным свидетелем защита считает экс-сотрудницу нижнекамского отдела Ростехнадзора Наталью Орел, приговоренную к 6 годам колонии за 12 взяток. По данному делу Орел называет пять человек, которых обвиняет в разных преступлениях, но ни по одному факту уголовного дела нет, а про Haier вообще ничего не говорит, отметила адвокат Точилкина.

Она также подчеркнула, что ни Haier, ни „Евростиль“ (со счета которого ушли деньги) заявлений о взятке не делают. Нет в приложенных к ходатайству материалах и допроса гендиректора „Евростиля“. Зато на перечисленные деньги и статус потерпевшего претендует компания-субподрядчик.

Говоря о здоровье подозреваемого, его защитники озвучили целый букет болезней, отметив, что за год он трижды находился на лечении. А от проверки на „детекторе лжи“ отказывался лишь один раз — осенью, поскольку на тот момент врачи рекомендовали воздержаться от такого исследования. Новых предложений о полиграфе Петров не получал.

Петрова отправили под домашний арест до 1 мая

Специально к заседанию суда защита запаслась показаниями руководителя ООО „НТЦ „Промтехэксперт“ Шамиля Саетханова, опрошенного адвокатом Олифиром 1 марта. Тот рассказал, что работы по заявке ГК „Евростиль“ 2019 года выполнены в полном объеме, проведены измерения на заводе стиральных машин барабанного типа. 21 августа 2019-го за эту работу получены средства — по версии Саетханова, это был 100%-ный аванс, но на счете „Промтехэксперта“ надолго они не задержались. „Данные средства были перечислены на оплату труда ряда сотрудников (перечисляет фамилии, — прим. ред.) за выполнение работ по договору „Промтехэксперта“ с АО „ТАНЕКО“.

По словам адвоката, подобные расчеты внутри организаций — норма, а в интересующий следствие период „Промтехэксперт“ работал с 1064 заказчиками. „Ни от одного претензии по качеству не поступили“, — сообщил Олифир.

Важный момент — целью договора, согласно показаниям Саетханова, являлись не испытания оборудования перед его приемкой, а эксплуатационные испытания. „То есть установка уже была введена в эксплуатацию, она работала. Поэтому искусственная связка следствия между двумя разными взаимоотношениями не выдерживает критики“, — заявил суду защитник. Тот же допрошенный адвокатом свидетель сообщил, что личных и дружеских связей с бывшим главой Ростехнадзора в Поволжье не имел, хотя работал с ним в одном здании аж 17 лет (там же находился офис „Средневолжского транснефтепродукта“) и несколько раз участвовал в общих совещаниях. На вопросы Олифира — были ли указания Петрова заключить договор с „Евростилем“ и передавались ли поступившие 1,4 млн рублей Петрову или кому-либо для передачи ему — Саетханов отвечал отрицательно.

Также адвокаты попросили суд учесть награды и заслуги своего клиента. В свою очередь помощник прокурора Приволжского района Айдар Гуманов полностью поддержал ходатайство следствия о водворении 64-летнего подозреваемого в СИЗО.

Суд посчитал, что оснований для крайней меры недостаточно, но ограничить действия подозреваемого во взятке нужно. Петрова отправили под домашний арест до 1 мая. В прокуратуре РТ уже сообщили — эта мера пресечения будет оспорена.

1/30 Ринат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат НазметдиновРинат Назметдинов