Чем любовался Джалиль и от чего не отказался Жиганов

В Казани - Чем любовался Джалиль и от чего не отказался Жиганов

Фото:
Реальное время

В Национальной галерее «Хазинэ» открылась выставка «Содружество душ»

В Национальной галерее «Хазинэ» открылась выставка «Содружество душ», посвященная творческому партнерству и настоящей дружбе двух великих людей. Дело в том, что 2021 год ознаменован знаменательными юбилеями двух исторических личностей: 115-летие со дня рождения поэта-героя Мусы Джалиля и 110-летие выдающегося композитора Назиба Жиганова. В экспозиции представлено ровно 100 экспонатов, собрать которые, по признанию организаторов, сотрудников Госмузея изобразительных искусств Татарстана, помогло все музейное сообщество Казани, включая и музеи трех крупнейших театров.

О знаменитостях — по-новому

Открытие выставки в двух залах было поэтически-музыкальным. Искусствоведы перед выступлениями читали стихи, а артисты Татарской филармонии — Айдар Габдинов, Гульшат Имамиева, Рустем Насыбуллин — исполнили произведения татарских композиторов. Особенно проникновенно прозвучала ария Джалиля из одноименной оперы Назиба Жиганова.

Как рассказала заместитель директора по научному обеспечению ГМИИ РТ Дина Хисамова, несмотря на то, что выставка получилась камерной — она заняла только два зала первого этажа галереи, по наполнению она оказалась очень насыщенной. Экспонаты покинули фонды Музея изо, Национального музея Татарстана, музеев Камаловского, Качаловского и оперного театров, чтобы вместе «рассказать» историю двух гениев по-новому.

— Мы хотим внести новую струю в понимание образов двух наших героев. Так, например, жизнь Мусы Джалиля делится на два периода: до войны и во время. И если о втором, героическом отрезке жизни поэта мы знаем и говорим много, то о довоенной жизни, в которой он предстает прежде всего как лирик, поэт, творец, знают меньше. Этот пробел мы и постарались восполнить новой выставкой. Так, основная идея выставки заключается в том, чтобы познакомить зрителя с творческой деятельностью Джалиля, связанной с историей музыкальной культуры республики. Являясь заведующим литературной частью Татарской оперной студии при Московской государственной консерватории, Джалиль принимает непосредственное участие в создании Татарского театра оперы и балета, сегодня справедливо носящего его имя, — рассказала она.

Как рассказала Дина Хисамова, несмотря на то, что выставка получилась камерной, по наполнению она оказалась очень насыщенной

Рождение первых опер

О многом говорят театральные афиши и программки, собранные на витринах. Основоположник татарской оперы Назиб Жиганов пригласил своего друга Мусу Джалиля создать либретто для опер «Алтынчеч», первого национального произведения со сказочно-эпическим сюжетом, и «Ильдар», опять же одной из первых опер о Великой Отечественной войне. Сохранились афиши этих постановок. Можно увидеть эскизы декораций к этим произведениям. Их выполнили художники Петр Сперанский и Любовь Сперанская-Штейн: на зарисовках можно увидеть дома за колючей поволокой, деревенскую улицу в багровых тонах, словно готовящуюся к страшной буре, или шатер злодея-хана, зарившегося на красавицу Алтынчеч.

Пожалуй, весь второй зал экспозиции посвящен творческому союзу Мусы Джалиля с композитором Назибом Жигановым, который стоял у истоков национальной татарской оперы. Композитор уже без своего друга сотворил настоящее музыкальное чудо — оперу «Джалиль», среди экспонатов можно увидеть пластинки с записью на Всесоюзном радио.

О многом говорят театральные афиши и программки, собранные на витринах

Утерянный портрет

Заведующий музеем-квартирой Назиба Жиганова, внук композитора Алексей Егоров отметил, что для него среди всех экспонатов особо ценного нет — он не может такового выделить. Есть бесценное — это память о великих людях, которые стоят за памятными афишами, она придает магию их личным вещам.

— Мы собрали много портретов нашего знаменитого деда, есть работы кисти Баки Урманче, его большого друга, например. Но один раритет нам никак не удается найти. Фотографию скульптурного портрета я увидел только на театральной программке оперы «Алтынчеч» 40-х годов — художник Садри Ахун написал 29-летнего деда с таким юмором и любовью! — отметил Алексей Егоров.

Он напомнил о том, как Назиб Жиганов рассказывал о юности, проведенной в компании с Джалилем. Композитор писал, что, когда мальчики пошли купаться, будущий поэт-герой вдруг замер, любуясь чем-то в своих ладонях. Он сказал другу: «Посмотри, какая красота!» Это была горсть земляники. Воспоминания как нельзя созвучны идее открывшейся выставки.

Егоров анонсировал открытие другой выставки летом: из фондов Национального музея и музея-квартиры Назиба Жиганова планируется собрать уникальную экспозицию — покажут вещи, которые по тем или иным причинам еще не экспонировались. К слову, именно в главном музее республики хранятся переданные семьей рукописи композитора.

Алексей Егоров напомнил о том, как Назиб Жиганов рассказывал о юности, проведенной в компании с Джалилем

Что получилось из большого взрыва

Конечно, без яркого поэта выставка не могла открыться. Слово взял Ренат Харис, который тоже рассказал о своей дружбе с композитором.

— Два атома встретились, и получился грандиозный взрыв, который дал татарскому народу новые жанры искусства — до Джалиля и Жиганова не было национальной оперы и балета. Я часто бывал в консерватории, в кабинете с белым роялем. Помню, в углу стоял журнальный столик, на котором приготовленный рукой супруги Назиба Гаязовича всегда было ассорти из сухофруктов и орехов. За рюмочкой хорошего чая мы много разговаривали с ним, планировали создать совместное произведение. Но — не случилось, зато с его учениками мне многое из задуманного удалось воплотить в жизнь. Была у него замечательная «Песня о Сталине», ее пели везде до поры до времени. Потом забыли, времена пришли другие. Но музыка-то была замечательная! Я предложил Назибу Гаязовичу написать новый текст на его музыку, но он категорически отказался, сказав: «Эта песня родилась с такими словами, пусть с ними же и умрет». Эти ноты до сих пор хранятся у меня, и желание написать осталось, но слова великого друга горят во мне и переступить через них я не могу, — вспоминал поэт.

На выставке живописные и графические произведения дополнены архивными фотографиями, документами и личными предметами творцов

Когда они были молодыми…

На выставке живописные и графические произведения дополнены архивными фотографиями, документами и личными предметами творцов. Написаны новые портреты, так, уже этим годом датированы два портрета Джалиля кисти Ильнура Сиразиева — «О любви пишу» и «Влюбленный Муса». Общий же характер создают монументальные полотна, на которых культурное сообщество Татарстана прошлых лет предстает во всем великолепии. На картине «Рождение оперы», созданной Валерием Скобеевым в 1938 году, молодые Джалиль и Жиганов работают над «Алтынчеч» в окружении единомышленников — театрального режиссера Леонида Баратова и художника Петра Сперанского. Творческая элита собралась на полотне Семена Ротницкого 1951 года создания «Композиторы советской Татарии», где Мунира Булатова поет в окружении Салиха Сайдашева, Джаудата Файзи, Александра Ключарева, за роялем, конечно же, Жиганов. Светлое, юное, легкое и полное надежд — вот таким видится это сообщество сегодня. Судя по оставленному наследию, оно действительно таким и было…

Выставка будет работать до 16 мая.

1/30 Максим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим ПлатоновМаксим Платонов