В мире

Поляки выбрали злотые. Партия Качиньского будет править Польшей еще четыре года

Главное - Поляки выбрали злотые. Партия Качиньского будет править Польшей еще четыре года

Фото:
РИА Новости

В воскресенье Польша выбирала парламент и направление развития на ближайшие четыре года. Победу, если верить экзит-полам, одержала правящая партия «Право и справедливость».
Предвыборная кампания не вызывала у поляков сильных эмоций, ведь сложно сильно переживать по поводу гонки, результат которой известен заранее. Единственной неизвестной выборов 2019 года был счет, с которым проиграют извечные противники партии власти.

Начиная с выборов 2001 года бал на польской политической сцене правят одни и те же партии: право-консервативная "Право и справедливость" ("ПиС"), либеральная проевропейская "Гражданская платформа" ("ГП"), "Союз демократических левых сил", которых еще называли пост-коммунистами, и центристский "Польский крестьянский союз", представляющий интересы фермеров. Но с 2005 года основная борьба за власть идет между двумя крупнейшими политическими силами — "ПиС" и "ГП". По тому, на чьей стороне победа, можно понять, по какому пути идет страна, и, как здесь говорят, "что играет в душе" у поляков.
Нынешний победитель — партия «Право и справедливость», основанная в том же 2001-м году братьями Лехом и Ярославом Качиньскими, до сих пор выигрывала два раза — в 2005-м и 2015-м годах. Причем в первом случае она не набрала достаточно голосов для того, чтобы править страной самостоятельно, не смогла найти надежных партнеров по коалиции, и, спустя два года, проиграла внеочередные выборы. А выиграла их «Гражданская Платформа», в итоге правившая страной два срока — с 2007-го по 2015-й годы. Это под ее — «Платформы» — руководством Польша прослыла самой проевропейской страной в Европе, а основатель партии и многолетний глава ее правительства Дональд Туск в 2014 году был избран председателем Евросовета. В своей первой после прихода к власти речи Туск говорил: «Мы хотим говорить с Россией такой, какая она есть», и в начале 2008 года посетил Москву с официальным визитом. Он же объявил об окончании польской миссии в Ираке, долгое время отказывался от размещения на территории страны элементов ПРО США и в целом выступал за то, чтобы дистанцироваться от проамериканской политики своего предшественника Ярослава Качиньского.

С момента вступления Польши в ЕС и до отъезда Туска в Брюссель Польша получила из специализированных фондов европейской поддержки 101,3 миллиарда злотых, что позволило поднять уровень в жизни в стране, и пережить мировой финансовый кризис 2008 года без потрясений и значительных потерь. Однако к концу второго срока партия утратила связь с избирателями, перестала понимать, чем живет страна. В конце правления «ГП» в журнале Wprost были опубликованы стенограммы подслушанных бесед политиков этой партии в столичных ресторанах. Благодаря этому мир узнал, что Радослав Сикорский, бывший в то время министром иностранных дел, считал, что «польско-американский союз ничего не стоит и даже вредит, потому что создает Польше ошибочное чувство безопасности».

«Поссоримся с немцами, с Россией и будем считать, что все отлично, потому что мы сделали одолжение американцам», — говорил Сикорский экс-министру финансов Яцеку Ростовскому.

Другие разговоры свидетельствовали о пренебрежительном отношении некоторых польских чиновников к своим соотечественникам, и проливали свет на финансовые и политические дела в правящей партии, а также на стоимость блюд, которые собеседники заказывали в этих ресторанах, разумеется, за счет налогоплательщиков. Наконец, в стране, где одной из главных проблем было материальное расслоение общества, разница в уровне жизни жителей крупных городов и сельской местности, нужно было не поднимать пенсионный возраст, как это сделала "Платформа", а помогать молодежи на рынке труда.
"Гражданская платформа" с треском провалилась на выборах 2015 года. Эксперты объясняли это тем, что Польша подошла к границе своей нынешней модели развития. "Эта модель была более выгодна элитам, чем большинству населения, в особенности молодежи, которая выходила на рынок труда. Молодым не хватало стабильности, перспективы, а "Гражданская платформа" не хотела этого замечать", — утверждали они.
Выиграла те выборы партия "Право и справедливость", пообещавшая просто-напросто дать избирателям деньги. И это обещание она сдержала. Теперь все польские семьи, вне зависимости от уровня доходов, ежемесячно получают по 500 злотых (около 120 евро, — прим.ред.) на каждого ребенка. К нынешним выборам Ярослав Качиньский приготовил новые обещания: повысить минимальную зарплату и пенсию, добавить пособия для пенсионеров.
«Все политики плохи, все крадут, но эти, по крайней мере, с нами делятся», — так описывает позицию большинства польских избирателей авторитетная Gazeta Wyborcza.

Чтобы проверить это утверждение, летом 2019 года известный социолог Пшемыслав Садура и основатель "левого" журнала Krytyka Polityczna Славомир Cераковский провели фундаментальное исследования предпочтений электората. Из итогового отчета с говорящим названием "Политический цинизм поляков" следует, что избиратели голосуют за тех, "кто больше даст", но при условии, что их обещаниям можно верить. При этом они закрывают глаза на мировоззрения партии, которых стыдятся.
«Это первые политики с 1989 года, которые пришли и выполнили свои обещания. Я голосую за них, хотя поддерживаю легализацию абортов, а в костел хожу два раза в год», — признается на страницах журнала провинциальная писательница Магдалена Окраска.
И это весьма показательно, ведь именно "ПиС" время от времени пытается полностью запретить аборты, а прихожане костелов в маленьких городах — это самый верный электорат партии "Право и справедливость". Недаром оппозиционные политики шутят, что за "ПиС" голосуют те, кто мечтает о социализме, "но чтобы вместо секретаря партии был настоятель храма".
Но есть кое-что помимо злотых, чем подкупает электорат правящая партия. Дело в том, что, вместе с щедрой социальной программой, партия власти возвращает полякам их привычные взгляды на жизнь, чуждые партнерам по Евросоюзу. Например, Ярослав Качиньский честно признается, что в Польше до сих пор не отменили «Парады равенства» только потому, что последняя попытка сделать это закончилась проигранным властями Варшавы процессом в ЕСПЧ. В европейском рейтинге нетерпимости по отношению к сексуальным меньшинствам Польша уже несколько лет находится на втором месте, уступая только Латвии. Страна входит в ЕС в шестерку, не признающих право сексуальных меньшинств заключать браки. А негласный союз правящих элит с польским костелом не смог поколебать даже недавний скандальный фильм о педофилии в среде иерархов. Он не только не испортил позиции «ПиС», но, по мнению наблюдателей, даже наоборот — укрепил их.
Избиратели «сплотили ряды», чтобы защитить свой костел. Что же касается европейской проблемы с мигрантами, еще в 2015 году Ярослав Качиньский выступил с сомнительным предположением, что беженцы распространяют инфекции, и правительство, сформированное позже его партией, отказалось участвовать в европейской программе их распределения. Зато польские лидеры ездят в США при любой возможности встретиться с хозяином Белого дома Дональдом Трампом, который не скрывает недружественного отношения к старушке Европе. Глядя сегодня на Польшу, которая, по словам ее лидеров, «встает с колен», а в Брюсселе воспринимается как «анфан терибль», сложно поверить, что это та самая страна, которая откомандировала туда своего премьера в качестве главы Евросовета. Достаточно сказать, что, когда Еврокомиссия решила начать проверку соответствия Польши принципам правового государства и еврокомиссар Гюнтер Эттингер предложил установить «надзор», министр юстиции Збигнев Зебро заявил, что он — «внук польского офицера, который во время Второй Мировой войны сражался в рядах Армии Крайовой именно с немецким надзором».
Германия вообще неоднократно "попадала под руку" польским властям, в основном, по вопросу выплаты репараций — вопрос, закрытый много лет назад, что было признано обеими сторонами. Да, еще один "конек" "ПиС" — это историческая политика, и тут этой партии нет равных. За четыре года правления в стране полностью поменялись представления о героях и врагах, а черные пятна в истории, такие как убийство поляками евреев в деревне Едвабне, вынудили власти вмешиваться в дела некоторых музеев. Например, в музее Второй Мировой войны в Гданьске правящая партия сменила директора, а тот поменял экспозицию. Любые попытки выступить с альтернативной точкой зрения могут дорого обойтись историкам, поэтому они очень тщательно выбирают слова. Не повезло не только советским воинам, освобождавшим Польшу, но и польским армиям, бравшим Берлин. Все они нынче сброшены с пьедестала и ожидают смены власти. Возможно, через четыре года?

Напомним, что всего в польский Сейм избираются 460 депутатов на основе пропорционального представительства по открытым спискам. Проходной барьер для партий составляет 5 процентов, а для коалиций — 8. Основные политические силы представлены в этот раз именно коалициями. Партия «Гражданская платформа» в надежде набрать побольше сторонников решила объединиться с «Зелеными», центристской партией «Современная», левоцентристской «Польская инициатива». Это объединение под названием «Гражданская коалиция» получило 27,4 процента голосов избирателей. К партии «Право и справедливость» примкнули правоцентристские «Пяст» и «Согласие», а также «Солидарная Польша». Коалиция «Левые» объединила «Союз демократических левых сил, «Весна» и «Вместе». А «Крестьянский союз» в этот раз выступил вместе с партией известного музыканта Павла Кукиза «Kukiz»15».
В состав польского Сената входят 100 человек, они избираются в одномандатных округах по мажоритарной системе.
Комментарий
Каролина Збытневска, политолог
Почему польские избиратели голосуют за партию «Право и Справедливость»? Прежде всего, имеет значение экономическая ситуация. Польская экономика растет, уровень жизни все выше (между прочим, ВВП у нас на треть выше, чем в России), но, тем не менее, он все еще составляет 70 процентов от средних показателей Евросоюза. Многие граждане живут не в лучших условиях. Например, большинство поляков зарабатывает около 1800 злотых в месяц (29600 рублей, — прим.ред.), а самая распространенная пенсия — 907 злотых (15 тысяч рублей, — прим.ред.). В этой ситуации правительственная программа 500+, в рамках которой семьи ежемесячно получают по пятьсот злотых на каждого ребенка, и новая инициатива выплачивать пенсионерам 13, а теперь и 14 пенсий в год — это ощутимая поддержка. Кто-то критикует эти программы, называет это подкупом избирателей, но, если люди живут в тяжелых условиях вдали от больших городов, такая конкретная помощь очень важна.

Но, конечно, эти программы не могут полностью решить все проблемы, поэтому должны быть какие-то другие стимулы. Профессор Стэнфордского университета Френсис Фукуяма в своей новой книжке «Идентичность: Стремление к признанию и политика неприятия» пишет о том, что при политическом выборе огромное значение имеет коллективное чувство собственного достоинства. И мне кажется, что, хотя избиратели руководствуются многими соображениями, восстановление попранного достоинства не менее важно, чем конкретная экономическая поддержка. «ПиС» эксплуатирует польские обиды на бывшие политические элиты страны и на Брюссель, и обещает восстановление «попранного» достоинства — экономического и политического. К этому я добавлю еще один фактор, который обязательно нужно принимать во внимание: у нас его иногда называют «посттравматический синдром». Польша долго была разделена или оккупирована, существовала в условиях навязанного ей строя, и «ПиС» удачно играет на ресентиментах, враждебности, которые раньше, как нам казалось, дремали или попросту исчезли. Поэтому нынешняя риторика властей о достоинстве и национальной самоидентичности попадает на благодатную почву. При этом, нужно понимать, что многие проблемы, которые обещает решить «Право и Справедливость», на самом деле были выдуманы этой партией. Польша и до 2015 года, когда «ПиС» выиграла выборы, была все более уважаемой страной, с поляками считались в Европе, и наш бывший премьер Дональд Туск не случайно был выбран главой Евросовета. Но правящая партия убедила избирателей в том, что это было не так, что Польша лежит в руинах, и другие смотрят на нас свысока, как на граждан второго сорта. Другие — это плохие элиты, коррумпированные, аморальные, лишенные истинных ценностей.

Ключевые понятия: Бог, честь и Родина. И семья, состоящая из мужа, жены и детей. Экономика тоже. В ходе предвыборной кампании 2015 года одним из главных лозунгов был экономический: "Польша в руинах". Хотя в предыдущие годы в стране был экономический рост, нас обошел стороной мировой финансовый кризис. Но многим полякам жилось плохо, некоторые не имели работы и уверенности в завтрашнем дне. "ПиС" удалось убедить избирателей, что, на самом деле, все плохо, что есть две Польши, и одна из них — Польша либеральных элит, жителей больших городов, коррумпированных политиков "Гражданской платформы" — презирает избирателей "ПиС". Кроме того, политики убедили поляков, что Брюссель относится к ним также, хочет вмешиваться в их жизнь, в суверенные решения нашей страны. А противостоять этому давлению может только правительство партии "Право и Справедливость". Речь идет о политике в отношении беженцев, которых Польша принять отказалась, о сексуальных меньшинствах, которые воспринимаются в правящей партии, как угроза традиционной семье. А семья, по мысли властей, является высшей ценностью для поляков.
Исследования показывают, что избиратели видят манипуляции государственных СМИ, но все равно доверяют властям, потому что те выполняют свои обещания. Несмотря на критику экономистов и оппозиции, выплаты пособий семьям с детьми не увеличили задолженность и не ухудшили финансовую ситуацию. Даже наоборот: увеличилась покупательная способность поляков, что способствовало росту потребления, инвестиций и отличной коньюнктуре на рынке.
Еще один важный фактор: национальное самосознание поляков. Наши власти утверждают, что Польша — региональная держава и никто не будет ей указывать, как поступать. В теории в этом не нужно никого убеждать, потому что это правда, мы — крупнейшая экономика в центрально-восточной Европе и шестая по величине экономика ЕС. Но это важный элемент риторики "ПиС": мы сильны и не позволим никому — ни Брюсселю, ни Берлину, ни Москве — диктовать нам свои условия.
*Это расширенная версия текста, опубликованного в номере "РГ"

Вас также может заинтересовать...