Почему Европа превратилась в рай для террористов

52

Главное - Почему Европа превратилась в рай для террористов

Фото:
ТАСС

55

До трех человек увеличилось число жертв нападения неизвестного мужчины на городскую церковь Нотр-Дам в Ницце. Еще несколько человек получили ранения. В последние дни Франция, а вместе с ней вся Европа, сотрясается от страшных новостей.
Уже третью неделю в мире не спадает волна возмущения, вызванного чудовищным деянием 18-летнего Абдуллаха Анзорова, обезглавившего учителя истории из французского колледжа, посмевшего показать своим ученикам на уроке о свободе слова карикатуры на пророка Мухаммеда. Это во всех смыслах слова чрезвычайное происшествие несколько затенило аналогичное ЧП, произошедшее двумя неделями ранее в немецком Дрездене.

Вечером 4 октября в центре Дрездена 20-летний беженец из Сирии Абдуллах аль-Хадж Хасан, увидев двоих незнакомых ему ранее геев — 55-летнего Томаса Л. из Крефельда и 53-летнего Оливера С. из Кёльна — напал на них с кухонным ножом в руках, нанеся своим жертвам множественные проникающие ранения. От полученных ран Томас Л. скончался, его партнёр выжил, но лечение ему предстоит долгое.
Как позже писала газета Berliner Zeitung, «действия Абдуллаха аль-Хадж Хасана следствие квалифицировало как террористический акт, совершённый обвиняемым по мотиву ненависти к людям, которые живут не по его вере». Сообщалось также, что «за пять дней до дрезденского нападения Абдуллах Хасан был выпущен из тюрьмы, где отбывал трёхлетнее наказание за совершённое им уголовное преступление. С 2017 года он состоит на полицейском учёте как представляющий угрозу радикальный исламист ИГИЛ*, но вопрос о его депортации в Сирию никогда не поднимался, поскольку Сирия считается страной, опасной для проживания».
В той же статье, озаглавленной «Может ли быть оправданным приостановление депортации преступников?», Berliner Zeitung сообщала, что «этот случай очень похож на историю 30-летнего иракца Сармада А., который 18 августа (2020 года) на городской автомагистрали в Берлине протаранил своим автомобилем трёх мотоциклистов, чтобы их убить. После содеянного он закричал: „Аллах велик“ и развернул молитвенный коврик. На его странице в Facebook было написано „Мученик“. Ранее Сармад А. также совершил уголовное преступление, его ходатайство о предоставлении убежища уже давно было отклонено, но он также не был депортирован, потому что Ирак тоже считается опасной для проживания страной. Берлинский сенатор по вопросам внутренних дел Андреас Гайзель говорил о „соображениях гуманности“, помешавших ему депортировать Сармада А.».

«Конечно, — пишет далее Berliner Zeitung, — следует предпринимать меры к тому, чтобы жизнь человека не подвергалась опасности сразу после депортации. Но в Ираке, а также в Сирии есть районы, где этой опасности больше нет. В то же время опасными для жизни стали берлинская городская автомагистраль и центр Дрездена. И речь идёт не только об отдельных преступлениях — речь идёт об общей угрозе. Исламистские преступники нападают на определённые группы населения. Гомосексуальная пара на улице Дрездена и многие другие люди в Германии больше не могут свободно передвигаться, потому что им угрожает смерть за свой образ жизни. По сути, под угрозой находится наша свобода, наш образ жизни. Мы рискуем привыкнуть к тому, что каждые несколько недель происходит небольшой теракт. Министры внутренних дел федеральных земель Германии заявляют, что будут держать ситуацию под контролем. Но очевидно, что в Дрездене это не сработало. И в Берлине это тоже не работает, это вообще не может успешно работать, потому что угроз уже слишком много. Что из этого следует? Убийца Абдуллах аль-Хадж Хасан радикализовал себя сразу после прибытия в Германию. Но сколько молодых людей его типа просят убежища, при том, что контролировать их невозможно?»

Таблоид Bild — крупнейшая ежедневная газета в Германии. Её тираж превышает 1,5 миллиона экземпляров, аудитория — 8,63 миллионов читателей. Во вторник, 27 октября, под заголовком «Вот почему Германия — рай для террористов» Bild опубликовал статью, в которой прямо обвинил власти ФРГ в несостоятельности и неспособности защитить своё население от террористической угрозы. Статья начинается следующей вводкой:

«Боевики ИГИЛ — они живут среди нас, но о многих из них неизвестно, где они находятся в настоящий момент. По данным Федерального ведомства по охране конституции (контрразведки), в Германии насчитывается более 600 исламистских боевиков. Они однозначно признаны угрозой безопасности, но не рассматриваются как таковые. Как, например, 20-летний террорист ИГИЛ Абдулла аль-Хадж Хасан, который зарезал людей в Дрездене».

Вводка заканчивалась призывом к читателям: «Прочитайте вместе с BILD, каким бомбам замедленного действия с тикающим механизмом разрешено находиться в Германии». И далее следовала собственно статья:

«Они живут среди нас — и зачастую никто не знает, где они находятся в данный момент, — писал Bild. — По данным Федерального ведомства по охране конституции, органы безопасности ФРГ насчитывают в стране более 600 исламистов, представляющих потенциальную угрозу для общественного порядка. В них явно видят угрозу безопасности — но не работают с ними соответствующим образом. Один из примеров такой несостоятельности — Анис Амри, совершивший теракт на Рождественской ярмарке. 16 декабря 2016 года тунисец въехал на грузовике на Рождественскую ярмарку на площади Брайтшайдплац в Берлине — погибло 12 человек. Преступник нелегально приехал в Германию в июле 2015 года во время миграционного кризиса и затем беспрепятственно передвигался по стране. Это стало возможным из-за того, что ведомства не согласовывали друг с другом свою работу — хотя будущий преступник давно был известен как исламист», — подчёркивает таблоид.

«Телефон Амри прослушивался, посредник из салафитской среды предупреждал следователей. Он знал, что Амри планировал теракт. Но, судя по имеющейся информации, берлинские ведомства сомневались в его предупреждениях. Ничего предпринято не было. Вместо этого за время своего пребывания в Германии террорист активно пользовался благами социальной системы: под 14 разными именами он подал ходатайства о предоставлении убежища и получал социальные выплаты», — говорится в статье.

«Какие органы и когда дали осечку, не выяснено до сих пор», — указывает издание.

«Из-за несостоятельности правоохранительных органов в Германии свободно чувствовали себя и другие террористы и потенциально опасные лица, — продолжает Bild. — Телохранитель бен Ладена — исламист, занимавшийся радикализацией других: в июле 2018 года после многолетних юридических промедлений в Тунис был депортирован 44-летний Сами А. (…) Он прибыл в Германию в 1997 году, проходил, согласно материалам расследования, обучение в афганском лагере по подготовке террористов и вплоть до своей депортации должен был ежедневно являться в полицию Бохума, так как считалось, что он представляет «серьёзную и существенную угрозу для общественной безопасности». Тем более непостижимым является тот факт, что в 2000 и 2001 годах Сами А. работал в немецкой охранной компании. Это выявило расследование медиагруппы Funke. (…) Сотрудники компании Klüh Security GmbH занимаются защитой и охраной известных личностей и крупных мероприятий, а также аэропортов, банков, больниц и учреждений Бундесвера».

«В 2004 году в Германию, предположительно из Чечни, приехал Рашид К., — пишет далее Bild. — Его ходатайство о предоставлении убежища было отклонено уже в 2005 году. Однако депортировать его было невозможно, так как, по данным российских ведомств, там он был неизвестен. В 2019 его дело привлекло к себе всеобщее внимание в связи с тем, что он был отправлен в следственный изолятор лишь с третьей попытки, несмотря на то, что среди прочего у него дома имелись боевой пистолет и боеприпасы».

«Следователи подтвердили в разговоре с Bild: Рашид К. был хорошим знакомым предполагаемого террориста ИГИЛ * Угура С. В конце марта (2020 года) проживавший в Германии турок спровоцировал проведение антитеррористической операции в земле Северный Рейн — Вестфалия, так как в одном из телефонных разговоров прозвучали слова: «Завтра прогремят два взрыва!». Однако то, что он планировал теракт, не удалось доказать до сих порр».
«Рашид К. — известный салафит, его считают лицом, представляющим потенциальную угрозу для общественной безопасности. Лишь в конце сентября 2020 года его депортировали в Россию — это решение отсрочивалось более 30 раз», — указывает Bild.

«Сириец Айман Н., бежавший в Германию из Сирии в 2015 году, в начале 2017 года вступил в контакт со сторонниками ИГИЛ в интернете. В чате с работавшим под прикрытием сотрудником Ведомства по охране конституции он писал: «Я приехал в Германию не для того, чтобы здесь жить. И не для того, чтобы убить здесь ножом пару человек. У меня большие планы…» 4 сентября 2017 года Айман Н. был помещён в Следственный изолятор. Однако суд приостановил рассмотрение его дела в связи с проведением дополнительного расследования. Айман Н. вышел на свободу. С декабря он живёт в общежитии для беженцев во Фридерсдорфе, носит электронный браслет слежения и находится под круглосуточным наблюдением. Расходы: около 5 тыс.евро в день», — отмечает Bild.
«Сириец Джабер аль-Бакр прибыл в Германию в феврале 2015 года и получил право проживать в стране в течение трех лет. Уже год спустя на 22-летнего молодого человека обратило внимание Ведомство по охране конституции: аль-Бакр искал в сети информацию об изготовлении взрывчатки и покупал необходимые для неё компоненты. По данным ведомства, по заказу ИГИЛ он должен был осуществить теракты в поездах или в аэропортах Берлина. (…) 8 октября опергруппа взяла штурмом квартиру в Хемнице, где он остановился у своего знакомого. Однако аль-Бакр скрылся — он просто вышел через дверь и убежал, полицейские со своим тяжёлым снаряжением не смогли его догнать. Позднее аль-Бакр был арестован в Лейпциге. (…) Стало известно, что во второй половине сентября 2016 года аль-Бакр изучал один из аэропортов Берлина в качестве возможного места совершения теракта. (…) Однако на тот момент сириец не был в прицеле органов безопасности. По данным издания Welt am Sonntag, решающая информация об аль-Бакре поступила от спецслужбы США», — говорится в статье.
«Аюб Б., — продолжает издание, — радикализовался в 2012 году в одной из мечетей Вольфсбурга. Он публиковал в Facebook враждебные сообщения о США и евреях. С июня по август 2014 года он находился в Сирии, примкнул к ИГИЛ, обучался обращению с тяжёлым вооружением и взрывчаткой. (…) По возвращении Аюб Б. примкнул к террористической ячейке в Вольфсбурге, в которую входили около 50 человек, и выступал контактным лицом в общении с ИГИЛ. (…) Полиция и земельное управление уголовной полиции по сей день уверяют, что узнали о главаре вольфсбургской ячейки лишь после возвращения Аюба Б. (…) В декабре 2015 года он был приговорён к 4 годам и 3 месяцам лишения свободы, (…), при том, что максимальное наказание по этой статье УК 10 лет лишения свободы».

«По-прежнему существует слишком много ведомств, которые следуют своим собственным стратегиям и делятся данными лишь тогда, когда это становится абсолютно необходимым», — сказал в разговоре с Bild эксперт по вопросам терроризма, директор «Международного центра изучения радикализации» в Королевском колледже в Лондоне Петер Нойманн. Также едва ли возможно вести непрерывное наблюдение — для этого ведомствам уже много лет не хватает персонала. (…) Таким образом, — констатирует Bild, — наше правовое государство оказывается несостоятельным именно там, где оно, собственно говоря, должно нас защищать».

* «Исламское государство» (ИГИЛ) решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, его деятельность на территории России запрещена.