В Хабаровске

Камчатка: все тайны полуострова, опасные путешествия на вулкан и депутатский беспредел

В Хабаровске - Камчатка: все тайны полуострова, опасные путешествия на вулкан и депутатский беспредел

Фото:
Экспресс газета

Все новости на карте

Камчатка — это другая планета. Дикая, полная легенд. Сопки, вулканы, кислотные озера, мертвые леса и заснеженные вершины. Лето здесь короткое и не жаркое, часто льют дожди. Местные покупают привозные яблоки по 300 руб. и авокадо по 1000 руб. за кило, потому что свои фрукты тут не растут. Зато Тихий океан и моря богаты рыбой, а леса — грибами. Камчатка — это край головокружительных приключений для тех, кто не боится встретиться лицом к лицу с бурым медведем и готов пройти десятки километров с 20-килограммовым рюкзаком. Корреспондент «Экспресс газеты» провела на полуострове две недели в составе экспедиции, посвященной 175-летию Русского географического общества.
Добраться до Камчатки можно только самолетом — железнодорожного и автомобильного сообщения с регионом нет. На полуостров выполняют регулярные рейсы лайнеры только из Москвы, Владивостока, Хабаровска, Якутска, Магадана, Иркутска и Новосибирска. Из
Москвы мы брали билеты за год до экспедиции. Туда-обратно с носа вышло по 30 тыс. руб. Вывод прост: планировать поездку в край туманов, гейзеров и белых снегов нужно заранее, иначе оплата перелета станет неподъемной.

Прилетев в крохотный аэропорт Елизово, мы сдали обязательный тест на коронавирус и, загрузившись в вездеход ГАЗ-66, отправились на Мутновскую ГеоЭС
— крупнейшую геотермальную электростанцию России (вырабатывает энергию из горячего пара) и стартовую точку нашего многодневного пешего маршрута. После девятичасового перелета получили бонусом еще семь — тряски в кузове под оглушительный рев мотора, перекрикивая который, мы напрочь посадили голоса. Зато от души поделились друг с другом впечатлениями от потрясающих пейзажей за мутноватыми окошками «шишиги».
По нужде с фальшфейером
И вот навстречу темноте и холоду с рюкзаками мы плетемся по растрескавшейся земле. Из расщелин на нас вырываются сотни струй газа и пара. До первой остановки на ночевку всего пара километров, но этот путь показался бесконечным. Кто-то тут же застонал, что у него «отваливается спина», другие переживали, что сразу же по колено измазались в грязи. Но с горем пополам доковыляли. Все 18 человек. Под начавшимся дождем поставили палатки, а дежурные сварганили на скорую руку ужин.

В горах пища — это топливо. Главное, чтобы продукты были сытными и весили немного. Ведь паек не едет на тележке — его нужно тащить на себе. Поэтому на завтрак — чечевица, на обед — суп с тушенкой и вермишелью из пакета, на ужин — сублимированная пюрешка с колбасой. Готовится все в котелках на газовых горелках. Костер на Камчатке не разведешь: дрова найти нереально, а если чудо случится, то они, скорее всего, будут сырыми.
И коли уж мы начали про быт, спешу дать краткую картину суровой походной реальности. Здесь нет не то что Интернета, а даже мобильной сети. Поэтому у нас был с собой спутниковый телефон — на случай ЧС. Обязательно запаситесь влажными салфетками — горячая вода осталась в прошлом. Умываться придется в ледяном горном ручье. Сводит зубы? Зато как бодрит! В этой же воде моется посуда. Вместо губки — песок и трава. Туалетом на время похода становятся кусты, а в местах со скудной растительностью — большие камни. Отлучаться по нужде без искрометного фальшфейера запрещено: медведей в здешних местах жуть сколько. И избежать встречи с ними шансов нет.

Вопросы экипировки — не шутки. Если проводник говорит, что с собой надо взять термобелье, перчатки и треккинговую обувь со специальной подошвой, а не обычные кроссовки — значит, надо взять. Никому ведь не охота замерзнуть как цуцику или в кровь стереть ноги. Да, комфортных условий не будет. Но оно того стоит.
Бесовские жилища

После зябкой ночи в палатках проснулись в 7 утра и побежали греться в горячих термальных источниках. Раздеться было тяжко, а вот вылезать из теплой воды — нет. Это как после бани прыгать в снег. Дикий бассейн благоухал тухлыми яйцами из-за высокого содержания серы. К слову, камчадалы издревле считали горячие ключи бесовскими жилищами и даже подходить к ним опасались. А вот туристы глиной обмазываются, веруя в ее лечебные свойства, а в кипящих лужицах умудряются варить яйца и мясо.
Весь следующий день мы шли к подножию действующего Мутновского вулкана. Путь лежал через ледники и вулканическую пустыню. С погодой не повезло — пробирались сквозь туман. В марсианских пейзажах разглядели ворона. Эти птицы здесь в большом почете. Ведь по древней легенде именно ворон создал полуостров, подняв с морского дна камень.
Вечером к нам на стоянку в надежде перекусить заглянула еще одна героиня северных сказаний — лиса-огневка. Но подкармливать диких животных нельзя. И дело не только в том, что рыжая проныра может оказаться бешеной. Во-первых, животное можно ненароком отравить, во-вторых — они привыкнут и начнут наглеть.
Главным событием третьего дня стало восхождение на Мутновский вулкан. Путь лежал по фумарольным полям — так называются трещины, из которых источаются горячие газы, выделяемые из магмы и содержащие всю таблицу Менделеева. Едкий запах шибал в нос, зато глаз радовали кислотно-зеленые цвета, которыми полыхал первый кратер — это, как нам объяснили, кристаллы серы. Пить из здешних ручьев запрещено. А ходить нужно предельно осторожно — есть опасность провалиться в кипящие кислотные озера. Как это случилось в 2001-м с вулканологом Владиславом Поповым. Тут ему установлен крест. Второй кратер — ледник. На третий — главное жерло, где невероятно дымит кислотное озеро — залезали по веревкам. Не покидало ощущение, что мы в преисподней.
90 процентов туристов, в отличие от нас, добираются до Мутновского на вездеходах или вертолетах. Джип-тур сюда стоит 8 тыс. руб. с человека, экскурсия на вертолете — от 20 тыс. с пассажира.
ПРИКИНЬ!

У японцев считается почетным умереть на вулкане. В последний путь дряхлые старики или неизлечимо больные отправляются не только у себя на родине, но и на Камчатке. За последние пять лет на тамошних вулканах скончались семь японцев. Столичные штучки
За первые пять суток вдали от цивилизации мы увидели водопады, каньон Опасный и поднялись на высоту 1830 м к гейзерам вулкана Горелый. По всему маршруту нас гнали адский ветер в лицо и собачий холод. Ледниковое озеро и хребет открылись нашей экспедиции буквально на минутку. Залезли и в лавовую пещеру, где иногда проводят концерты классической музыки. А дальше старый знакомый ГАЗ-66 доставил нас в Петропавловск-Камчатский, где мы провели два дня.
О городе можно написать целую энциклопедию, но я постараюсь рассказать покороче. С жильем не будет проблем, если у вас большая компания. Тогда можно снять уютный домик или койки в хостеле. А вот обожающим комфорт одиночкам или парам найти хорошую гостиницу за приемлемые деньги почти невозможно. Тут либо оставшееся с незапамятных времен обшарпе, либо что-то очень дорогое.
В столице Камчатского края, разумеется, есть и рестораны, и кафе, и бары. Но практичнее закупиться свежей рыбой на рынке и приготовить ее самому. Рыба — главный продукт и заработок камчадалов. Не надейтесь увидеть здесь развалы с экзотичной медвежатиной или олениной. Да и коров со свиньями разводят всего в паре-тройке мест. Поэтому мяса мало.
По поводу краба местные советуют: не обязательно покупать целого. Рекомендуют взять разделанного варено-мороженого по 2 тыс. руб. за кило. Разморозить и полакомится. Притом намного вкуснее не камчатский, как многие думают, а краб-стригун.
Чем заняться в городе, помимо закупки рыбы? Можно посетить Вулканариум, где толково рассказывают о вулканах. Можно сходить в краеведческий музей. А еще изучить афишу Камчатского театра драмы и комедии — игру тамошних артистов зрители хвалят. В конце концов, просто погулять вдоль Авачинской бухты.

Огненная земля
Из Петропавловска нас перебросили на север полуострова, где трава зеленее и еще больше медведей. Жаль, что не хватило времени на деревню Эссо, где живут ительмены. Помимо горячих источников, там находится их этнический центр. В сентябре в Эссо проходит фестиваль «Алхалалалай»: аборигены танцуют в национальных костюмах под бубны, обтянутые оленьей кожей. А в феврале стартуют гонки на собачьих упряжках «Берингия».
Взамен этих прелестей мы полюбовались мертвым лесом и пожарили сыр на огненной земле. В 1975-м на Толбачике произошло самое мощное для этих мест извержение вулкана. Образовались Северный и Южный прорывы с огромными шлаковыми и лавовыми полями. Погибли люди и животные, сгорели леса. Спустя 45 лет сквозь черноту стали прорастать растения, деревья и кислотно-зеленый мох. В некоторых местах земля до сих пор настолько горяча, что можно подпалить подошву.
Финальной точкой нашего пешего маршрута стало восхождение к кратеру Плоского Толбачика на высоту 3000 м. 12 часов пути и около 24 км. Про снег по колено, от которого слепит глаза, и сильнейший ветер, царапающий лицо, вспоминать не хочется. Зато как приятно было вернуться в Петропавловск-Камчатский и поплавать по Тихому океану на катере.
Кислые головки
Во время океанской прогулки мы видели косаток, птичьи базары на скалах, нерп и морских львов — сивучей. А еще порыбачили: за 20 минут наловили огромный ящик керчака, голубого окуня, терпуга, трески и минтая. Все они отлично клюют на кальмара и селедку. А пока мы ныряли с катера в десятиградусный Тихий, капитан приготовил вкуснейший обед — тушеную рыбку с зеленым луком.

Раньше местные рыбачили только в реках. Обожали юколу, которую сушили на ветру без соли. Еще одно любимое блюдо камчадалов — кислые головки. В ямы укладывали головы лосося, засыпали и оставляли на две недели. У северных народов слабый фермент для расщепления пищи. А прокисшая рыба быстрее усваивалась.
— Рыбы с каждым годом все меньше, — сетует морской волк Николай Калитурин. — Москвичи и наши депутаты-рыбопромышленники все вылавливают, причем во время нереста. Медведям ничего не оставляют. А потом удивляемся, что косолапые бредут в населенные пункты в поисках еды на помойки. Сенатор Борис Невзоров (единоросс, по данным Компромат.ру, в обход закона владеет рыболовецкой фирмой «Устькамчатрыба». — К. Б.) на озере Нерпичье корюшкой все никак нажраться не может. А Игорь Редькин (депутат заксобрания Камчатского края, единоросс с годовым доходом, по данным «Форбс», 1 млрд 441 млн руб. — К. Б.) со своей шайкой всю нерку во время нереста в Озерном вылавливает. Простому народу, чтобы рыбачить, нужно пройти все круги бюрократического ада и получить квоты на вылов в труднодоступных местах. И то не факт, что в браконьеры не запишут. А у этих неводы прямо в устьях нерестовых рек растянуты…
— Рыбные магнаты держат высокие цены?
— Конечно! Было как-то горбуши много. Так чтобы ее не дай бог не вынесли на рынок и не сбросили цену, стали ее тоннами вывозить в лес. Вываливали там даже тушки с икрой. Поэтому тут икра и стоит столько же, сколько на материке.
Увы, жить на Камчатке, по словам местных, тяжело: высокая коммуналка (около 15 тыс. руб. за крохотную двушку), низкие зарплаты, слабый Интернет и суровый сырой климат. Но наслаждаться чудесами камчатской природы — бесценно.

Вас также может заинтересовать...