В Владивостоке

Аквакультура Дальнего Востока России — перспективы для развития бизнеса

В Владивостоке - Аквакультура Дальнего Востока России — перспективы для развития бизнеса

Фото:
SM News

Сегодня на площадке бизнес-клуба «Диалоги» состоялось заседание, посвященное развитию бизнеса в области аквакультуры. Сегодня это направление занимает почти треть мировой рыбной продукции и ежегодно дает прирост.
На что предлагают делать ставку? Бурые и красные водоросли. Ну с бурыми понятно — морская капуста в салате. А красные водоросли дают агар-агар, и с ним мармелад и «Птичье молоко» обретают совсем иные вкусовые качества. Двустворчатые моллюски — устрицы, мидии, и гребешки — один из самых дорогих видов марикультуры. Иглокожие — трепанг и серый морской еж. Десятиногие ракообразные — это крабы. Сразу всплывает в памяти фраза: «Всем попробовать пора бы, как вкусны и нежны крабы». Весь этот перечень — самые вкусные морские дары, и все они входит в мировые топы.

Дальний Восток — одно из немногих мест, где эти виды можно разводить. Если взять Черное море, то вода там грязновата, к тому же она теплая, да площади недостаточно. Более того, в водах Дальнего Востока можно собирать молодь. Тот же Китай не имеет такой «базы», там идет заводской сбор. Своеобразным тормозом развития «марикультурного» бизнеса по мнению руководителя Центра аквакультуры и прибрежных биоресурсов Института биологии моря ДВО РАН Сергея Масленникова сегодня являются отсутствие инфраструктуры, кадровый голод, биологическая безопасность, фактическое отсутствие биотехнологий. Институты если и готовят специалистов, то малоподходящей квалификации. А если нет инфраструктуры, то сколько бы цену на товар не взвинчивал, никакие расходы не покроют ее отсутствие. Ну и как положено — много структур, которые горят желанием «тянуть одеяло на себя» — контролировать все и вся, управлять, регистрировать и т.д. В мире, чтобы прийти к консенсусу, в таких случаях используют экосистемный подход — встречаются, выстраивают диалог. Плюс при разведении марикультуры — это нет потребительских рисков, типа птичьего гриппа, бешенства, использования ГМО. И если в том же Китае существует риск тепловых волн, когда тот же гребешок гибнет тысячами тон, то Дальнему Востоку с его прохладным климатом такое не грозит.

В сентябре 2019 года во Владивостоке проходил международный конгресс рыбаков. И спикеры уделили внимание не просто тесным контактам с наукой, но и высказались за необходимость финансирования этой науки. Нет научных обоснований, исследований, нет и достойного развития отрасли, и бизнес частенько несет убытки.
«Нередко бывают случаи, когда те, кто настроен заниматься аквакультурой, почему-то самым верным считают мнение водолаза. Но разницы в том, что ему для счастья хватит добыть 40 килограммов, а компания хочет добывать по две тысячи тонн. Либо слушают тех, кто не ныряет. В общем слушать бывалых — та еще ошибка. Для того, чтобы добиться успеха, необходимо «пережить» три цикла, каждый по полтора года — тогда уже можно говорить об объемах. И в этом случае объём инвестиций — около 1,5 млн рублей на один гектар на эти три цикла. Рентабельным бизнес может быть при площади в 300 гектаров. И если создать парк для развития морской культуры с мультипликацией положительного опыта, то услуги можно предлагать всем. Это как рынок, где все ведут борьбу за клиента. Такой подох удобен, в т.ч. для малого и среднего бизнеса. Такой проект позволит за 15 лет обеспечить рост производства элитных и столовых морепродуктов в 60 раз к существующему уровню. Сумма необходимых инвестиций — 15 миллиардов рублей. Плюс — близость к самому большому в мире рынку потребителей морепродуктов — Северо-Восточной Азии», — считает Сергей Масленников.
Тем не менее, на сегодня аквакультура признана стратегическим направлением деятельности на Дальнем Востоке. Около 65% дальневосточной аквакультуры — это морской гребешок и трепанг. Продуктивность акватории у побережья Сахалина — более 1,9 млн тонн. У хабаровского края этот показатель более 700 тысяч тонн, у Приморья — свыше 600 тысяч тонн. Потенциал юга Дальнего Востока по выращиванию гидробионтов и моллюсков в морской воду — более 3,5 млн тонн. Но в том же Приморье работают в этом направлении около 60 ферм и площадь разведения чуть больше 80 тысяч гектаров. И во многих компаниях очереди на несколько лет вперед за желаемым продуктом. И по словам эксперта, самый технологичный объект — гребешок, он в 10 раз дешевле трепанга и в пять раз легче его выращивать. Кстати, выращивание гребешка снижает тепловой эффект и выброс СО2 в атмосферу. Тот же Китай принял решение об остановке развития марикультуры в собственных водах — там достигнут предел чуть более 50 млн тонн. Сейчас в Поднебесной вектор с объемов переместился на качество.

Василий Гребенников, возглавляющий компанию «Эффективная энергия» перспективность данного бизнеса видит в природных ресурсах, близости к рынкам сбыта и в том, что моря местные «плодородные». Можно быстро нарастить темпы и объемы производства. И хотя пока эта индустрия в самом начале пути, но создание правильно структурированных проектов позволит выйти отрасли на совершенно новый уровень. Здесь не стоит изобретать велосипед. Стоит учесть опыт соседей, где эта индустрия находится на высоком уровне. Поэтому оптимальный вариант — использовать мировые практики, но с учетом наших климатических условий», — уверен Гребенников.
Есть такая крылатая фраза, что «Теория без практики мертва, а практика без теории слепа». Поэтому не стоит делать все в слепую, необходимо соединить теорию и практику. Преимущества региона — вести бизнес на воде, собирать там молодь. т.е. не строить какие-то аквариумы и запруды. Например, на том же Хоккайдо на севере Японии производство молоди и поставка ее в хозяйства — это бизнес.
По убеждению президента Ассоциации «Международный Бизнес-Клуб „Диалоги“ Инессы Бабич, аквакультура — это не только бизнес по выращиванию и доставка потребителю. Сюда могут подключиться банки, транспорт, логистические и туристические компании. В той же Японии марикультура — это од ин из факторов туристической привлекательности региона. Съездили на экскурсию на морскую плантацию, увидели все собственными глазами, потом отведали блюда в местном ресторанчике и на память купили сувенирную продукцию, косметику. Стали появляться подобные проекты и в Приморье. Так что развитие отрасли может проходит в эдаком симбиозе и дать синергетический эффект.
Но все бы осталось на уровне разговоров, если бы не уже существующие успешные кейсы. В данном случае единственный и уникальный Музей трепанга. Этот проект позволяет осознать возможности региона, использование во благо богатств моря, позиционирование потенциала в центральной части России (прим: ведь многие жители России не знают ничего о трепанге, о его полезных свойствах, и с чем едят этот морской огурец) и за рубежом. „Для продвижения продукта в АТР необходимы знания в области маркетинга, бизнес-процессов, и обязательно менталитет соседей. Не стоит бояться для продвижения использовать историю, ассоциативные примеры, легенды. Наш трепанг, который мы продвигаем и популяризируем — это один из брендов региона. Он растет в естественной среде, не в аквариумах с искусственной прикормкой. Его предпочитают не только гости из Азии, этот продукт интересен и жителям России из-за своих полезных и целебных качеств. Чтобы продвигать продукт, создали музей. И гостям демонстрируем часто во время экскурсий полный цикл — от выращивания до ресторана и сувенирной продукции. В прошлом году этот музей посетило около 200 тысяч человек“, — поделился своим опытом директор агентства международного туризма „Катюша“ Дмитрий Павлов.

Если у компании возникнет желание выйти на международный рынок, заняться развитием экспорта, увеличить рынки сбыта, то здесь в Приморье неоценимую помощь оказывает Центр „Мой бизнес“. Тот же трепанг через такое сотрудничество популяризировали в минувшем году на международных площадках более 20 раз.
По мнению участников встречи, в развитии аквакультуры необходимо выстраивать сотрудничество с Азией, иначе они сами зайдут в регион и начнут развивать бизнес за счет собственных возможностей.

Вас также может заинтересовать...