Шойгу срывают призыв-2020: Бывший курсант-полицейский подмочил репутацию армии

Чуть больше года прошло после того как 25 октября 2019-го в Забайкалье рядовой Рамиль Шамсутдинов расстрелял восьмерых своих сослуживцев в караульном помещении, и вот новое ЧП в армии. Не менее ужасное и кровопролитное. Рядовой Антон Макаров из воинской части №45117 — это военный аэродром Балтимор в Воронеже, ранним утром 9 ноября зарубил топором офицера, а потом, воспользовавшись его пистолетом, застрелил двоих солдат и ещё одного тяжело ранил. Убийцу ловили десять часов. Просто жуть какая-то — сюжет для триллера 18+.
Впрочем, самому стрелку Макарову на момент совершения преступления (убийство двух и более лиц — пункт «а» часть 2 статьи 105 УК РФ и хищение оружия — пункт «б» часть 4 статьи 226 УК РФ) уже исполнилось 20 лет. То есть по возрасту уже больше, чем 18-летнему солдату-срочнику, а в армии лишних два года в возрасте уже имеют определённое значение в казарменной иерархии. К тому же Антон Макаров уже успел проучиться два года в Воронежском институте МВД на радиотехническом факультете, откуда то ли сам отчислился, то ли был отчислен (как утверждают, из-за излишней вспыльчивости).

Собственно, сюжет этой драмы, судя по приведенным фактам, развивался следующим образом. Рядовой Макаров несёт службу во внутреннем наряде по автопарку, то есть без огнестрельного оружия (был ли при нём положенный в таких случаях штык-нож — не сообщается). Занятие это не пыльное, тем более, что сам аэродром находится в состоянии ремонта, техники там минимум, самолёты вообще отсутствуют. Однако службу требуется вести круглосуточную и ночью особо не поспишь. Примерно в 5.30 утра сюда с проверкой прибывает дежурный по полку майор Роман Ермолаев — это его служебная обязанность. И вот дальше между офицером и солдатом случается некий диалог, судя по всему, на повышенных тонах.
Вероятно, что майор узрел в действиях дневального некие нарушения в ходе несения дежурства. Может с формой одежды у него было что-то не так, может, как говорится в армии, «кемарил на тумбочке» (попросту спал), в общем, повод для нагоняя нашёлся. Зная о любви к ненормативной лексике российских офицеров, можно предположить, что Ермолаев использовал в своих наставлениях и матюки, и прочий широкий спектр «казарменного жаргона». Майора можно понять, он тоже ночь не спал, нервы ни к чёрту, ему самому за нарушения может влететь от вышестоящего начальства. Скорее всего, не сдерживал себя в выражениях. При этом, как утверждается, физического насилия ни со стороны офицера, ни со стороны рядового по отношению друг к другу изначально не было.

И вот тут рядовой Макаров «психанул», причём, совсем не по-детски. Воспользовавшись тем, что майор отвернулся, он схватил с пожарного щита топор и всадил его с размаха офицеру в спину. Вытащив из кобуры Ермолаева пистолет ПМ (положенный при служебном дежурстве), солдат добил офицера выстрелом в упор, то есть сделал «контрольный выстрел».
Здесь следует сделать небольшое отступление, касающееся именно оружия. Далеко не каждый российский солдат умеет обращаться с табельным ПМ (пистолет Макарова), их этому просто не учат. При кажущейся простоте, пистолет нужно снять с предохранителя, передернуть затворную раму, чтобы загнать патрон в канал ствола и лишь затем произвести выстрел. Антон Макаров этим премудростям был хорошо обучен в институте МВД, равно как и умению метко стрелять из пистолета, что и для не всякого армейского офицера по силам (ПМ далеко не снайперский пистолет). Знал он и о том, что в кобуре есть запасная обойма на 8 патронов. Собственно, этими познаниями он и воспользовался.

Рядовой Макаров метко расстрелял поспешившего на помощь офицеру водителя служебного «Уазика» ефрейтора контрактной службы Сергея Кажокина, зайдя в казарму, убил сделавшего ему замечание из-за ухода с поста рядового Микаила Акталиева, тоже контрактника, а также дважды выстрелил у попытавшегося сбежать рядового Виктора Фирсова, попав ему в плечо и лопатку. После чего сам скрылся с территории воинской части.
И вот дальше несостоявшийся полицейский стал действовать непрофессионально, всё-таки учился не на оперативно-разыскном факультете, а на радиотехническом. Правда, Макаров сменил три автомобиля, ключи от которых отобрал у водителей под угрозой оружия, пытаясь таким образом замести следы. При этом поехал в Орловскую область, где проживают его бабушка и дедушка, у которых он вырос. Понятное дело, что в плане «Перехват», к которому были привлечены сотрудники полиции, военной полиции и Росгвардии, учитывались возможные пути перемещения преступника. И, как известно, его задержали в тот же день в 47 километрах от Воронежа, когда Макаров зашел в сельский магазин за продуктами. Сопротивления оперативникам угрозыска он оказать не успел.
Это сама история совершенного преступления на военном аэродроме Балтимор. Но ведь ей должна была предшествовать и предыстория, которая привела к такому тяжкому ЧП. Даже если майор Роман Ермолаев был не сдержан в выражениях, отчитывая рядового Макарова, это ведь не повод, чтобы всадить ему топор в спину, а потом ещё открыть огонь из пистолета по сослуживцам. К тому же, как утверждается, они даже не пересекались по службе, и никаких конфликтов между офицером и солдатом не было. Что могло привести к такой вспышке неконтролируемой агрессии или она была предсказуема?
И вот здесь невольно закрадывается мысль: а не пресловутая ли «дедовщина» опять выползла из махрового казарменного угла? В истории с рядовым Шамсутдиновым тоже изначально утверждалось, что в его воинской части случаев неуставных отношений не было, в итоге оказалось, что некоторые проявления «неуставщины» всё же присутствовали. И Шамсутдинов, юноша амбициозный, к тому же, как говорят психологи, «человек быстрых решений», выместил обиду с применением огнестрельного оружия, при этом под «раздачу» попали и те, с кем он был в хороших отношениях.

Утверждают, как сами военные, так и журналисты, которые поговорили со знавшими прежде Антона Макарова людьми, что он был вспыльчив, замкнут, в общем, «сложный ребёнок». При этом некоторые отмечая его вспыльчивость, говорят о том, что до такого состояния Антона нужно было довести. С амбициями, надо полагать, у Макарова тоже было всё не просто. Он отучился два года в институте МВД, а это самые сложные годы в курсантской жизни, будь то военного училища или иной структуры, где носят погоны. Наверняка, уже представлял себя офицером полиции. А тут армия, и ты опять «салага», да и возраст по сравнению с солдатами-сержантами контрактной службы поменьше.
К слову, застреленные им солдаты были постарше его. Водителю Кожокину — 30 лет, ингушу Акталиеву — 23, до службы в армии он получил высшее образование, тяжелораненому Фирсову — 24 года. Есть здесь и такой нюанс. Убив офицера и водителя, Макаров не попытался сразу скрыться, а пошёл в расположение казармы и скомандовал: «Встали, построились!». То есть явно хотел с кем-то посчитаться с пистолетом в руке. В магазине ПМ оставалось как минимум четыре патрона, плюс запасная на восемь боеприпасов, однако стрелял он в одного — который попытался убежать. Может здесь кроется некая причина столь громкого убийства в армии?
Нынешний расстрел в воинской части в Воронеже Антоном Макаровым сослуживцев, как прошлогодний расстрел Рамилем Шамсутдиновым, совпал со сроками проведения осеннего призыва в ряды Вооруженных сил. Известно, что его сроки в этом году определены указом президента с 1 октября по 31 декабря, то есть сейчас призыв в самом разгаре. Случай с Шамсутдиновым стал как-то подзабываться на фоне прочих событий в стране (суд над ним состоится в 2021 году, стрелку грозит пожизненное заключение), разговоры о «дедовщине» поутихли и тут новое громкое ЧП в армии. На ход призывной кампании этот случай кардинально не отразится, однако, как для самих будущих новобранцев, а в первую очередь для их родителей, это мощная антиреклама военной службы.
А ещё это огромный репутационный удар для министра обороны Сергея Шойгу. Устраивая «разбор полётов» по делу Шамсутдинова, Сергей Кожугетович, как рассказывают, рвал и метал молнии не стесняясь в выражениях. Накануне в одном из интервью он тогда рассказал, что в армии полностью изжили себя случаи неуставных отношений, остались лишь единичные случаи «казарменного хулиганства». И вот очередное громкое ЧП с расстрелом военнослужащих, в результате которого погиб офицер и ещё двое военнослужащих. Никакого валидола не хватит Шойгу, что пережить такие «удары».