Пследние новости

Стратегия Евразийского банка развития: взгляд из России

В Санкт-Петербурге - Стратегия Евразийского банка развития: взгляд из России

Фото:
Евразия Эксперт

В рамках цикла интервью с представительствами Евразийского банка развития в его странах-участницах портал «Евразия. Эксперт» уже беседовал
с руководителем белорусского филиала. На этот раз наш корреспондент встретилась с Александром Волковым, который занимает пост главы филиала ЕАБР в Санкт-Петербурге. «ЕЭ» расспросил его о том, какие значимые проекты уже реализованы в северной столице при поддержке Банка, каковы ближайшие планы петербуржского филиала и о его конкуренции с аналогичными европейскими структурами.
— Александр Сергеевич, первый вопрос касается Среднесрочной стратегии, которую Евразийский банк развития принял на 2018‑2022 гг. Расскажите пожалуйста, какая роль в ней отводится Российской Федерации, в частности, Северо-Западу?

— В первую очередь это, конечно же, дальнейшее развитие и финансирование магистрали Северо-Западного диаметра, проекта международного масштаба. Также мы прорабатываем вопрос о нашем участии в еще одном мега-проекте, который относится к Санкт-Петербургу — строительству Восточного скоростного диаметра. Мы также заключили договор с ГУП «Водоканал Санкт-Петербурга» по финансированию инновационной программы Санкт-петербургского водоканала. Рассматривается возможность финансировать строительство портов в Ленинградской области, в первую очередь первого глубоководного порта, который будет находиться в городе Приморске Ленинградской области, рядом с Усть-Лугой.
Важно отметить, что мы занимаемся не только проектами, связанными с Северной столицей и ее областью, но и другими регионами и даже странами.
Сейчас на рассмотрении у Евразийского банка развития находится ряд инфраструктурных проектов Нижнего Новгорода, прежде всего — финансирование строительства участка объездной дороги вокруг Нижнего Новгорода. Кроме петербургского водоканала, в сегменте ЖКХ мы рассматриваем вопрос о сотрудничестве с еще двумя крупными водоканалами: «Тулагорводоканал» и водоканалом в Сургуте. Возможно, мы даже будем финансировать лизинговую кампанию для развития «Яндекс. Такси» в Беларуси и Казахстане, это будет проект по расширению системы и сети перевозчика в этих странах.
— В страновой структуре текущего инвестиционного портфеля ЕАБР 47,7% приходится на Россию. Какая часть этой суммы приходится именно на ваш филиал и в какие конкретно сферы эти деньги инвестируются?

— Думаю, что на наш филиал приходится порядка 20%, а проекты связаны в основном с развитием инфраструктуры по Северо-Западному региону. По большей части это проекты по строительству дорог, транспортные проекты, проекты сферы жилищно-коммунального хозяйства.
— Как вы отметили выше, Евразийский банк развития профинансировал строительство Западного скоростного диаметра. Можете ли рассказать, на какой стадии реализации он находится?

— Пожалуй, Западный скоростной диаметр — один из самых удачных проектов кассационного соглашения в рамках ГКЧП. Он позволил связать северные и южные районы Санкт-Петербурга и значительно улучшил транспортную ситуацию в городе. В целом проект завершен, дорога уже функционирует.
— Планируются ли еще подобные проекты в городе?

— Конечно, сейчас рассматривается подобный, не менее интересный проект — Восточный скоростной диаметр. Он будет соединять южные и восточные районы Санкт-Петербурга соответственно. Предварительно, по объемам финансирования этот проект будет даже превосходить Западный скоростной диаметр.
— Известны ли сроки реализации проекта?
— Предварительно срок реализации стоит на 2024 год. Но мое мнение таково, что мы не успеем, так как имеется достаточное количество вопросов по документации.
— ЕАБР активно финансирует в «зеленую энергетику», в том числе в ветряные и солнечные электростанции. Чем обусловлен особый интерес банка к данной сфере и есть ли подобные проекты в Петербурге и прилегающих к нему областях?

— Сейчас мы запускаем программу договора о предоставлении мощности ДПМ-2. Первая подобная программа была направлена на постройку новых производственных мощностей в энергетике, эта же будет направлена на реконструкцию уже существующих объектов. В программе ДПМ-1 порядка 30% участия принимали все крупнейшие банки — Сбербанк, Газпромбанк и мы. Думаю, что в ДПМ-2 также будут участвовать все крупные банки, ведь проект длительный и высокобюджетный (предполагаю, что разговор там ведется о сотнях миллиардов рублей).
В данный момент мы ведем переговоры об участии в данной программе с крупнейшими энергетическими компаниями России, и я надеюсь, что уже к середине лета выйдем на какие-то реальные результаты, потому как сейчас будут запускаться конкурсы, по окончании которых мы уже будем знать, кого финансировать.

Тема эта действительно очень интересная и мне кажется, что она сейчас станет темой номер один. Для Банка такие проекты очень выгодны и интересны понятной и простой схемой погашения кредитов за счет тарифов.
— В последние годы ЕАБР активно перехватывает инвестиционные проекты Европейского банка реконструкции и развития, потерявшего интерес к инвестициям в российскую экономику. Насколько данный тренд является долгосрочным, и способен ли ЕАБР со временем частично заместить европейские инвестиции в других странах-участницах?
— Мы их проекты не перехватываем, а заменяем в связи с тем, что Европейский банк реконструкции и развития уходит с нашего рынка. Мы очень сожалеем об этом процессе — нам было бы более интересно с ними взаимодействовать. Но их действия связаны в первую очередь с политическими моментами.
— То есть экономических вопросов у них не возникало?
— Нет, конечно. К примеру, в том же проекте Западного скоростного диаметра они принимали участие, и для них это было крайне выгодно экономически.
— В Санкт-Петербурге довольно активно представлены и другие европейские банки ввиду близости границы с Европейским Союзом и странами Скандинавии. Существует ли какая-либо корреляция деятельности подобных банков с появлением ЕАБР, стали ли они меньше вкладываться в региональные проекты?

— Я бы сказал, что они просто пока встали. Возможно, им просто необходимо время, чтобы осмотреться и понять, к чему это все вообще приведет. И дело тут не в каком-то отрицательном отношении к России, а скорее в понимании неопределенности касательно отношения к стране в политическом контексте. Поэтому можно сказать, что европейские банки пока находятся в состоянии ожидания момента, когда будет известно, чем это все завершится.
Беседовала Ксения Волнистая

Вас также может заинтересовать...