Пследние новости

Российский миллионер очень хотел стать чиновником. Эта мечта привела его в тюрьму

В Санкт-Петербурге - Российский миллионер очень хотел стать чиновником. Эта мечта привела его в тюрьму

Фото:
Lenta.ru

У российского бизнесмена Павла Угланова была мечта: он очень хотел стать чиновником, и не простым, а высокопоставленным. Но тратить годы жизни на восхождение по карьерной лестнице Угланов не хотел, а потому пошел по привычному для бизнесмена пути. Он решил купить должность и даже вышел на людей со связями на высоком уровне, которые пообещали все устроить. На свою мечту Угланов потратил десятки миллионов рублей — но что-то пошло не так, и вместо министерского кресла бизнесмен сел в тюремную камеру. Не помогли даже знакомства в столичной прокуратуре, а люди со связями оказались ни при чем. О том, куда могут завести самые смелые мечты о государственной должности, рассказывает «Лента.ру».
«Он сказал, что хорошо знаком с Василием Шестаковым — отцом Ильи Шестакова, главы Росрыболовства. Поэтому он может устроить меня на работу в Волго-Каспийское территориальное управление ведомства — но я за это должен передать ему 14 миллионов рублей», — рассказал следователю предприниматель из Саратова, 40-летний Павел Угланов. Бизнесмен согласился на это предложение и передал деньги.

Угланов — человек, известный в Саратове: он дважды баллотировался в местную городскую думу, затем стал замминистра промышленности и энергетики Саратовской области, а в 2011-м пересел в кресло первого заместителя министра. Но пробыл на этом посту Угланов недолго и в том же году ушел вслед за своим руководителем Кириллом Горшениным. Последний связывал уход собственного заместителя с неоправдавшимися надеждами Угланова стать министром.
Вместе с госслужбой Угланов бросил свою сеть автозаправок в Саратовской области и уехал жить в Майами, имея на руках грин-карту (вид на жительство в США и разрешение на работу). Там бывший чиновник почти за два миллиона долларов купил элитную недвижимости в построенном Дональдом Трампом кондоминиуме Trump Hollywood. Кроме того, в Майями саратовский бизнесмен открыл сеть автозаправок Niko Petroleum.
Правда, бизнес в Майями не заладился — и несколько лет спустя Угланов вернулся в Россию. В Санкт-Петербурге бизнесмен встретил своего друга — бывшего депутата Балтайского райсобрания Саратовской области Алексея Красильникова. В регионе он засветился в нескольких скандалах: его лишили депутатского мандата за «дискредитирующие действия», отобрали водительские права за пьяную езду и обстреливали из пистолета на автозаправке.

Как следует из материалов уголовного дела, возбужденного по статье 159 («Мошенничество») УК РФ, Угланов поделился с Красильниковым своими планами покупки бизнеса. Тот в ответ похвастался своей приближенностью к одному влиятельному человеку и даже пообещал замолвить словечко за земляка. Через некоторое время Красильников познакомил Угланова с тем самым влиятельным человеком. Им оказался 50-летний Александр Бобовников — бывший исполняющий обязанности замглавы администрации Ненецкого автономного округа по работе с правительством России.

Угланов и Бобовников встретились в Москве. Саратовский бизнесмен предложил своему собеседнику построить на базе рыболовецкой артерии в Астрахани рыбоперерабатывающий консервный завод. Но Бобовникова эта идея не заинтересовала — вместо завода он предложил Угланову пост в Росрыболовстве за 14 миллионов рублей. Бизнесмен согласился.
Правда, после оплаты что-то пошло не так — с Росрыболовством не сложилось. Вместо него Красильников с Бобовниковым предложили Угланову «лучший вариант» — кресло руководителя департамента ЖКХ крымского города Севастополь. Проблем с этим назначением не предвиделось.
«Через некоторое время Бобовников мне позвонил и сказал, что мне необходимо встретиться с [губернатором Севастополя] Дмитрием Овсянниковым в Крыму (…). Встреча прошла успешно, моя кандидатура была одобрена», — рассказал следователям Угланов.
Важный момент: чаще всего люди, продающие кому-то должности, оказываются простыми мошенниками. Они могут прикрываться яркими удостоверениями или хвастать связями с «большими людьми», но на деле никаких реальных знакомств во властных структурах у них нет и никогда не было. Однако тандем Красильникова и Бобовникова — совсем другой случай. Они были знакомы с Дмитрием Овсянниковым, первым лицом Севастополя, и сумели устроить встречу с ним для бизнесмена Угланова. И можно предположить, что Красильников и Бобовников обладали и другими серьезными связями, а также имели реальные возможности устраивать своих «клиентов» на теплые и хлебные места.

Между тем после встречи Угланова с Овсянниковым ставки возросли: Бобовников попросил у бизнесмена еще пять миллионов рублей. Правда, обещанной должности в Севастополе Угланов так и не увидел. По словам бизнесмена, вместо нее ему пообещали пост руководителя Роскапстроя по республике Крым. Не сложилось. И вот уже Угланова собрались сажать на аналогичную должность, но на Дальнем Востоке…
В конце концов Угланов понял, что Красильников и Бобовников водят его за нос — и решил найти на них управу при помощи знакомого прокурора Дмитрия Иванова (имя изменено), с которым периодически парился в бане. Иванов на тот момент работал в первом отделе уголовно-судебного управления (управления гособвинителей) прокуратуры Саратовской области. Он был хорошо известен в регионе своим участием в громких судебных процессах.
Прокурор Иванов на жалобу Угланова откликнулся и отвез его в Москву — к своему коллеге-полковнику, который занимает важный руководящий пост в столичной прокуратуре. Его имя и фамилия известны редакции, но, поскольку оперативные мероприятия ФСБ в отношении него не привели к уголовному преследованию и не лишили его доверия со стороны руководства Генпрокуратуры, мы обозначим его буквой А. Полковник прислал за земляками на Павелецкий вокзал своего водителя, который привез Угланова и Иванова домой к А. — в коттеджный поселок в Подмосковье.
« [Полковник] сообщил мне, что возбуждение уголовного дела будет стоить три миллиона рублей. При мне А. позвонил в УВД по ЗАО ГУ МВД России по Москве Темникову и сказал, чтобы он нам помог, после чего сказал мне и Иванову, чтобы мы ехали туда и он [Темников] нам там все организует», — рассказал на следствии Угланов.
Замначальника отдела экономической безопасности и противодействия коррупции УВД по ЗАО столичного главка МВД Сергей Темников принял саратовцев, выслушал их, записал телефон и отпустил. Через неделю с Углановым связался оперативник, принял от него заявление, выдал аудиозаписывающее устройство и отправил к Красильникову «проговорить вопрос о назначении». Их встреча состоялась в холле одной из столичных гостиниц, где Красильников «потребовал пять миллионов рублей за назначение». В начале февраля 2017 года Угланов снова приехал в УВД по ЗАО, где ему вновь выдали аудио— и видеозаписывающее устройство, а также пять миллионов рублей.
При передаче денег Красильникова задержали сотрудники УВД по ЗАО. Операция была показательной: столичный главк МВД показал кадры задержания бывшего депутата в своей телевизионной передаче «Петровка, 38». Красильникова отправили в СИЗО по обвинению в мошенничестве, Бобовников успел сбежать — по оперативным данным, в Германию. Его объявили в розыск. Угланова признали потерпевшим по делу о мошенничестве. Он вернулся в Саратов, где прямо в аэропорту встретил гражданскую жену Красильникова, которая предложила ему «компенсировать причиненный вред в размере 20 миллионов рублей». Обманутый предприниматель согласился.

С Углановым связались адвокаты Бобовникова — Константин Скрыпник и Вадим Мышлявкин, а также его «доверенное лицо» — подполковник ФСБ в отставке со статусом адвоката Ролан Гагоев. Скрыпник и Мышлявкин — фигуры примечательные: они работали со скандально известным полковником МВД Дмитрием Захарченко, у которого при обыске нашли 8,5 миллиарда рублей.
Как только против Захарченко возбудили уголовное дело о взяточничестве, Скрыпник и Мышлявкин стали защитниками полковника. Правда, сам подсудимый во время перерыва в слушаниях, проходивших в Пресненском суде Москвы, отозвался об адвокатах отнюдь не лестно. «Это мошенники (…). Приходили ко мне, пытались разводить в СИЗО», — сказал Захарченко. И волею судьбы именно Скрыпник вместе с Мышлявкиным и Роланом Гагоевым встретились с бизнесменом лично.
На встрече Угланов сообщил адвокатам, что его ущерб составил 26 миллионов рублей. Бизнесмен пообещал защитникам, что после возмещения убытков изменит свои показания и не отдаст следователю переписку, «компрометирующую Красильникова и Бобовникова».
Позже, на одной из встреч с адвокатами, сумма требований Угланова возросла до 32 миллионов рублей. Когда бизнесмен получил 30 миллионов рублей в одном из столичных ресторанов, его задержали сотрудники управления «М» ФСБ, которое занимается противодействием коррупции в правоохранительных органах. Теперь уже Угланов стал обвиняемым в покушении на мошенничество, а Бобовников — потерпевшим. При этом обращает на себя внимание факт, что адвокаты аферистов сумели задействовать против Угланова оперативников ФСБ: такое сопровождение явно недоступно рядовым мошенникам.
Из материалов уголовного дела — показания Угланова:
Хочу пояснить, что сумма моей материальной компенсации возросла с 26 до 32 миллионов рублей, так как из этих денег пять миллионов я должен был передать сотрудникам прокуратуры, которые помогали мне в возбуждении уголовного дела, а именно Иванову я должен передать 1,5 миллиона, полковнику А. — 500 тысяч рублей и три миллиона рублей — в УВД по ЗАО.

Сразу после задержания Угланов согласился принять участие в оперативно-разыскных мероприятиях (ОРМ) ФСБ, направленных на «изобличение преступной деятельности» двух прокуроров. По указанию из ФСБ Угланов позвонил Иванову и сообщил, что «собрал бабки».
Разговор, записанный ФСБ в рамках ОРМ:
Угланов (У): Вопросы решил, бабки получил, все нормально. Мне к какому числу, времени быть готовым? Или мне камень с души, я тебе отдал, у меня голова не болит, и ребят — я свои обязательства выполнил и пойду три дня баб [заниматься сексом] и водку пить.
Иванов (И): Ну, надо только это здесь сделать.
У: Так, ну на счет, смотри Лешк, я класть не буду, потому что этот налоговый мониторинг, в гробу я все это видел, я их сейчас в ячейку положу, потому что я там пойду выпью.
И: Я понял, ладно.

У: Как сделаем?
И: Я подумаю, я тебя услышал.
У: Наберешь тогда?
И: Да, да, да, наберу.
У: Ну все, давай, жду звоночка. Леш, Леш, Леш, я на вас пятерку отложил, вас ждет, нормально?
И: Николаич, хватит по телефону такие вещи говорить.

Потом Угланов еще несколько раз звонил Иванову — хотел передать деньги за оказанную услугу землякам-прокурорам. Но Иванов сообщил, что пока не может приехать. Тогда Угланов предложил самостоятельно отнести деньги полковнику А. Настойчивость Угланова вызвала опасения у Иванова. «Боясь совершения им [Углановым] провокационных действий в отношении А.», Иванов сообщил предпринимателю, что все «сам передаст». Однако потом перестал отвечать на звонки и СМС от бизнесмена.
Оперативники управления «М» ФСБ опросили прокуроров и установили: «Иванов осведомлен о противоправной деятельности Угланова, а также получены данные об имеющейся договоренности на передачу Углановым Иванову части полученных денежных средств в размере пяти миллионов рублей за оказанную помощь». Позже на очной ставке с бизнесменом Иванов заявил, что его «шокировали» слова о деньгах. Саратовский прокурор отрицал факт каких-либо финансовых требований.
Полковник А. пояснил, что «никакие денежные вопросы с Углановым не обсуждал», «у него ничего не просил» и ему «ничего не обещал».
Он в своих показаниях (есть в распоряжении редакции) изложил такую версию: его друг Иванов приехал к нему «с вопросом о трудоустройстве брата в органы прокуратуры Москвы», но приехал не один, а со своим другом. Полковник А. принял гостей, рассказал «о процедуре трудоустройства» своему другу, а также выслушал жалобу друга своего друга. Понимая, что в отношении Угланова «возможно, совершается преступление», полковник А. позвонил одному из руководителей в оперативном подразделении УВД по ЗАО и только лишь «попросил принять» саратовского предпринимателя.
Бизнесмен Павел Угланов за попытку вернуть свои деньги, отданные за назначение на госслужбу, получил три года в колонии общего режима. Бывший саратовский депутат Алексей Красильников за продажу должности Угланову приговорен к четырем годам колонии общего режима. «Влиятельный человек» Александр Бобовников до сих пор находится в бегах.
Губернатор Севастополя Дмитрий Овсянников, занимавший этот пост с 2016 года, был отправлен в отставку. Получить у него комментарии по истории с Павлом Углановым не удалось.

Двое из трех адвокатов, посадивших Угланова, сами оказались под следствием по делу о рейдерском захвате. Адвокат Скрыпник до сих пор находится под домашним арестом. На него дал показания его коллега Гагоев: он согласился сотрудничать со следствием и его отпустили из СИЗО.
Саратовский прокурор Дмитрий Иванов был уволен со службы по отрицательным мотивам — об этом «Ленте.ру» сообщили два источника в региональных правоохранительных структурах.
Полковник А. сохранил свой пост и продолжает служить в прокуратуре.

Вас также может заинтересовать...