В Омске

9 кладов, зарытых на территории России, которые до сих пор никто не нашел (есть шанс попытать удачу!)

В Омске - 9 кладов, зарытых на территории России, которые до сих пор никто не нашел (есть шанс попытать удачу!)

Фото:
КТО?ЧТО?ГДЕ?

Время от времени в СМИ появляется информация о необычных находках: там отыскали горшок с золотыми монетами, тут — старинные украшения. Но все это мелочи по сравнению с сокровищами, о которых мы хотим рассказать вам сегодня. Охотятся за ними далеко не первое десятилетие, но все без толку. Зато каждый может попытать свое счастье.
Золото Колчака

Золото Колчака смело можно назвать самой заветной мечтой российских кладоискателей — правда, сведения о том, где хранятся золотые слитки, оставшиеся после адмирала-белогвардейца, разнятся. Что известно наверняка? В 1918 году в Омске Александр Васильевич Колчак был провозглашен Верховным правителем Российского государства. Новая власть, противостоящая большевикам, получила поддержку в виде золота из запасов страны общей суммой в 650 млн рублей. Пять лет спустя, в 1921 году, Колчак потерпел поражение, а упомянутые слитки попали в руки большевиков. Однако последних ждал пренеприятный сюрприз: при пересчете насчитали только 400 млн царских золотых рублей — куда же подевались остальные 250?
Согласно одной из версий слитки отправили во Владивосток, но не довезли до места назначения, а закопали вблизи станции Тайга неподалеку от Кемерова. По другой версии золото спрятали в районе станицы Захламино Омской области и в подземных ходах самого Омска. Тем не менее, несмотря на множество раскопок, проведенных в этих районах, золото Колчака так и не смогли отыскать. Может, не там копают?
Сокровища Леньки Пантелеева
За 21 год своей жизни Ленька Пантелеев успел побывать красноармейцем и чекистом, принять участие в штурме Зимнего дворца и стать санкт-петербургским Робин Гудом, грабившим ненавистных нэпманов. Справедливости ради, народного героя удалось довольно быстро поймать, но и тут ему улыбнулась Фортуна: в 1922 году Пантелеев организовал побег из Крестов — единственный удачный за всю историю существования тюрьмы.

После побега Ленька принялся за старое с еще большей прытью: за несколько месяцев он совершил порядка 35 вооруженных налетов. К тому моменту, как Пантелеева застрелили при задержании (произошло это в 1923 году), он сколотил приличное состояние и заполучил немало ювелирных изделий, но при обыске ничего из этого не было найдено. Куда же запропастились Ленькины сокровища? Согласно основной версии золотые монеты и ювелирные изделия общей стоимостью порядка $100 000 спрятаны где-то в подземельях под центральными улицами Северной столицы. На протяжении нескольких десятилетий диггеры пытаются отыскать их, но пока им попадаются только схроны, состоящие из оружия и инструментов, которыми пользовались Пантелеев и его соратники.
Золото с теплохода «Варягин»
7 октября 1906 года грузопассажирский пароход «Варягин» под командованием капитана Овчинникова затонул в Уссурийском заливе после того, как наткнулся на мину, оставшуюся после Русско-японской войны. Судно отправилось на дно в мгновение ока: из 250 пассажиров и членов экипажа выжить удалось лишь 15, в том числе и капитану. Понятно, что при таком раскладе о спасении груза не могло идти и речи. А между тем на «Варягине» остались 60 000 рублей золотом, а также некий «особо ценный груз», определить который до сих пор не удалось — известно о нем лишь из письма поверенного к местному генерал-губернатору.

В 1913 году решив, что спасение утопающих — дело рук самих утопающих, на поиски погибшего судна отправился его выживший капитан Овчинников. Возглавляемой им экспедиции удалось отыскать «Варягин», но для подъема теплохода потребовались дополнительные средства. Повторные экспедиции постоянно откладывались: сперва причиной тому были непогода и бушующие штормы, затем в дело вмешались Первая мировая война и революция, ну а после никто не предпринимал попыток вернуть «Варягин» на поверхность. Так он и лежит на дне, будоража воображение всех кладоискателей.

Богатства графа Ростопчина
В 37 км от столицы России расположена историческая усадьба Вороново, ранее принадлежавшая московскому генерал-губернатору графу Ростопчину. Говорят, во времена расцвета поместье могло составить конкуренцию любому музею — недаром современники называли его не иначе как «маленький Версаль»: для оформления своей усадьбы граф привозил из Европы фарфор и античные вазы, серебро и бронзу, картины и мраморные статуи. Возможно, мы бы и сейчас могли насладиться всем этим, если бы Москву не решил покорить Наполеон.
Незадолго до прихода наполеоновских войск Ростопчин лично поджег свое имение, оставив записку на французском языке: «Французы! В Москве оставил я вам два моих дома и движимости на полмиллиона рублей, здесь же вы найдете один пепел». Считалось, что пожар обратил в прах все сокровища, но некоторые несостыковки заставили усомниться в этом. Дело в том, что за несколько дней до поджога генерал вел себя крайне странно: будучи весьма гостеприимным человеком, он перестал звать в дом друзей и знакомых, оказавшихся в Воронове проездом; смущало и то, что Ростопчин даже не попытался спасти хотя бы часть своих сокровищ, хотя вполне мог эвакуировать их вместе с 1720 дворовыми и крестьянами в Липецкую губернию, где находилось поместье его отца. Не менее странным было, что после пожара исчезло и то, что никак не мог разрушить огонь — например, статуи. Вскоре поползли слухи: Ростопчин спрятал свои богатства в подземелье под усадьбой.
В 1983 году предположения отчасти подтвердились: во время реставрации специалисты обнаружили остатки подземного хода, соединявшего усадьбу с другими постройками на участке. Тем не менее из-за того, что своды его оказались слишком непрочными, дальнейшие поиски не проводились. Сегодня на территории бывшей усадьбы открыт санаторий «Вороново».
Золотые кони хана Батыя
Золотые кони в натуральную величину были изготовлены по приказу Батыя изо всего золота, собранного за год в качестве дани, а для создания глаз скакунов мастера использовали лучшие рубины. Изначально скульптуры украшали вход в Сарай-Батый, столицу Золотой Орды, затем последователь Батыя хан Берке перенес их в свою столицу Сарай, которая находилась на территории современного города Царев Волгоградской области.

След коней потерялся во времена Мамая: после проигранной Куликовской битвы Орда начала отступление, но увезти скульптуры оказалось совсем не просто. Исследователи полагают, что скакунов решили спрятать в одном из многочисленных курганов Волгоградской области — но неизвестно, вместе или порознь. Есть версия, что одна из лошадей покоится с самим Мамаем где-то в Ленинском районе. Кладоискатели уже успели перерыть все что можно, но золотые изваяния так и не нашлись. Пока. В конце концов, не могли же кони ускакать?
Золотые обозы Наполеона
Вокруг места, где лежат сокровища, захваченные наполеоновскими войсками в Москве, ведется немало споров. Все началось в октябре 1812 года: покидая столицу, французы пытались уволочь с собой как можно больше трофеев — вереницы повозок грузили старинным оружием, серебряной посудой, золотом в слитках и монетах, картинами и прочими ценностями. Успели прихватить даже позолоченный крест с колокольни Ивана Великого. Но как обычно, в планы непрошеных гостей вмешалась русская зима.
Первые сокровища — украденную серебряную посуду — исследователи отыскали у подмосковной реки Нары, а значит, французы начали расставаться с наименее ценным из награбленного уже в первые дни отступления. Известно, что Наполеон отдал приказ уничтожать второстепенные повозки еще до достижения Можайска. Главные же ценности — основные сокровища и старинное оружие — перевозились отдельно, в «золотом» и «железном» обозах. С ними полководец добрался до реки Березины, ну а дальше стало совсем не до спасения награбленного.
Тут-то и начинаются споры: российские исследователи убеждены, что французы сбросили все богатства на западе Смоленской области, их белорусские коллеги считают, что обозы протащили дальше. Попытки отыскать украденные наполеоновскими войсками артефакты предпринимались неоднократно, но местонахождение их большей части до сих пор неведомо. Возможно, французы сбросили их в Семлевское озеро — в пользу этой версии говорит повышенное содержание серебра и золота в водах водоема. Однако отыскать в нем обозы — очень сложная задача: дно озера покрыто 16-метровым слоем ила.
Деньги Смоленского банка

В начале августа 1941 года из Смоленска выехала колонна грузовиков. Восемь машин, следовавших в Вязьму, попали под обстрел — до ближайшей деревни Относово доехали только пять из них, да и дальнейшая судьба уцелевших автомобилей оставляет множество вопросов. Что было в тех грузовиках? Принято считать, что именно в этих автомобилях эвакуировали ценности Смоленского банка. По крайней мере, по свидетельству очевидцев после того, как в одну машину попала бомба, «тысячи сверкающих монет фонтаном разлетелись по лесу».
К тому моменту, как остатки колонны добрались до Относова, Вязьма была почти взята немцами. Какое решение могло принять командование, понимая, что шансы довести ценный груз в целости и сохранности минимальны? Бумажные деньги сожгли, а золото и серебро закопали где-то вблизи деревни — к такому выводу пришло большинство исследователей. В подтверждение после войны кладоискатели обнаружили множество серебряных монет выпуска 1924 года, которые уже давно вышли из обращения, но установить, где лежит основная масса монет и золотые слитки ориентировочной стоимостью в $6,5 млн, до сих пор не удалось.
Клад Сигизмунда III
Еще один не найденный клад из драгоценностей, ювелирных изделий, золота и серебра хранится где-то в Московской области — то ли возле современного Можайска, то ли в окрестностях Апрелевки. Оставили его вновь иноземные захватчики — на этот раз польские. В 1611 году в Москве вспыхнуло восстание против оккупантов, принесшее обратный результат: с бунтовщиками расправились, а столицу разграбили сильнее прежнего. Как писал Николай Карамзин, «грабили казну царскую, взяли всю утварь наших древних венценосцев, их короны, жезлы, сосуды, одежды богатые, чтобы послать к Сигизмунду… сдирали с икон оклады, делили золото, серебро, жемчуг, камни и ткани драгоценные».
Поняв, что больше в городе ничего толком не осталось, поляки погрузили добро и отправили обозы через Калужские ворота своему королю Сигизмунду III, приложив кладовую запись: «Я отправил из Москвы с разнъм добром 923 подводы в Калужские ворота на Можайск» (оригинал, сделанный на медной доске, по преданию хранится в Варшаве). Но до Польши богатства так и не доехали — что уж там, не попали они даже в Смоленск: согласно легенде награбленное зарыто в 650 м от погоста Николая Чудотворца Лапотного, который стоит у реки Хворостянки. Почему же клад до сих пор не найден? Дело в том, что никто не знает, где стоял упомянутый погост. Конечно, у исследователей есть предположения, но вариантов слишком уж много.
Чемодан с боспорским золотом
В Отрадненском районе Краснодарского края, вблизи станицы Спокойная, может быть захоронено порядка 719 древних предметов из золота и серебра общим весом около 80 кг. Лежат они в черном чемодане, проходившем по документам как «спецгруз № 15». Впрочем, сами кладоискатели обычно называют этот чемодан «золотым» — все из-за его содержимого.

В 1926 году археологи, ведущие раскопки в готском захоронении, нашли сокровища III-V веков н. э., впоследствии переданные Керченскому историко-археологическому музею. Среди них были «семьдесят серебряных понтийских и боспорских монет митридатовского времени, пантикапейские монеты червонного золота, золотые боспорские монеты, генуэзские, византийские, турецкие монеты, медали, золотые бляшки, древние ювелирные украшения». В сентябре 1941 года, накануне гитлеровской оккупации Крыма, 19 ящиков с экспонатами и большой черный чемодан с золотом перевезли из музея сперва в Краснодар, а затем — в Армавир. Вот только здание, хранившее коллекцию, было разгромлено в результате одной из немецких бомбежек, после чего «золотой чемодан» и часть экспонатов исчезли. Ходили упорные слухи, что все ценности попали к партизанам в станицу Спокойную, а те их закопали. Но следы сокровищ терялись, и после войны их так и не удалось отыскать.
И вот в 2011 году на автомагистрали возле немецкого городка Альсфельд правоохранители изъяли у преступников пластиковый контейнер с 488 редчайшими античными монетами крымского происхождения, которые злоумышленники планировали сбыть через аукцион. Научная экспертиза показала, что все «лоты» были частью Боспорской коллекции. Сыщики пообещали выяснить, каким образом ценности попали к преступникам и, возможно, найти и другие сокровища — если, конечно, они еще не поселились в частных сейфах.

Вас также может заинтересовать...