В Новосибирске

«Русские хакеры самые злобные в мире»: Евгений Касперский — о русских программистах, правилах бизнеса и балканизации интернета

Евгений Касперский — один из самых известных в мире предпринимателей из России. Его «Лаборатория Касперского» — ведущий глобальный разработчик антивирусного софта. Сам миллиардер в последние годы сталкивается с давлением на рынке США, связанным с обострением в политических отношениях России и Запада. Однако даже ограничения бизнеса в Штатах не помешали «Лаборатории» в 2018 году нарастить выручку на 4%, более чем до $725 млн На полях Петербургского международного экономического форума Касперский дал большое интервью Forbes. Миллиардер вспомнил, как начинал собственное дело, оценил возможности российского ИТ-рынка для молодых предпринимателей, рассказал о методах воспитания детей и объяснил, почему компания умеет эффективно работать без его вмешательства.
«Моя компания — это моя жизнь»

— Какие у вас впечатления от Петербургского форума на этот раз, какие плюсы вы здесь для себя находите?
— На удивление занятое место: очень много посетителей, и я, честно говоря, не ожидал такое увидеть. И качество встреч и качество контактов очень высокое. Мне кажется, это хороший конкурент экономического форума в Давосе.
— А ПМЭФ несет практическую пользу для бизнеса? Есть точка зрения, что некоторые приезжают на форум для галочки, чтобы формально подписать какие-то контракты. Зачем здесь вы?
— На самом деле, даже «для галочки» подписать контракт — это уже бизнес. Здесь происходят встречи с нашими постоянными клиентами, с будущими заказчиками. Есть новые контакты, укреплением старых контактов. На такие мероприятия ездить просто необходимо.

— Многие говорят об утечке мозгов из России. Есть ли такая проблема и проблема ли это вообще?
— Мне кажется, это была серьезная проблема в 1990-х. Сейчас, допустим, для меня она так остро не стоит. Более того, мы сами собираем международные команды экспертов и набираем туда иностранных сотрудников — от Бразилии до Австралии.
— Видите ли в России потенциал для развития малого бизнеса, для запуска стартапов?
— Я работаю исключительно в цифровой экономике и могу говорить только про нее. Мы знаем, что российская система технического образования работает просто великолепно: из университетов выпускаются очень толковые ребята и девочки, и русские программисты лучшие в мире. Да и русские хакеры самые злобные в мире. Все это результат нашей системы образования. Поэтому думаю, у российских ИТ-компаний светлое будущее.

— А где самореализовываться молодым? В какие компании идти работать, чтобы в будущем создать свой бизнес?
— Ответ на этот вопрос будет очень индивидуальным. Все зависит от личности, от человека — готов ли он рисковать собой, временем, жизнью для того, чтобы делать свой бизнес, или же согласен работать по найму в более спокойных и комфортных условиях с большими гарантиями?

— Вы сказали «рисковать жизнью». Такая готовность по-прежнему актуальна для российских предпринимателей?
— Я использовал немного неправильный термин. А хотел сказать, что в прямом смысле нужно положить свою жизнь на это дело, как это сделал я. Фактически моя компания — это моя жизнь.
— Сегодня «Лаборатория Касперского» — это глобальный бренд, вашу продукцию используют в самых отдаленных уголках мира. А с чего начиналась компания?
— Это довольно длинная история, но постараюсь рассказать ее коротко. В 1989 году я поймал свой первый компьютерный вирус и «заболел» этим — мне стало интересно, это было мое хобби. Потом я потихоньку начал собирать команду. В 1992 году ко мне примкнул второй коллега, третий, в 1994-м мы завоевали первое место на международных соревнованиях в Гамбурге, где показали качество своих продуктов и постепенно начали распространять знания, делать известный бренд. Денег при этом не было — мы жили очень бедно, а ездил я на стареньком автомобиле.

— Это каком же?
— Это был «Запорожец», который мне отдал бесплатно один из тогдашних моих руководителей.
— Где вы тогда работали?
— Тогда я работал в кооперативе — научно-техническом центре КАМИ, это был 1992 год. Потом у меня были подержанные «Жигули», потом — новые «Жигули». Было очень тяжело: во-первых мы не знали, как строить бизнес, как самим писать софт и потом продавать свои технологии. Шаг за шагом мы учили, что такое партнерская система, как работать с клиентами, как свободно разговаривать на английском. Я работал по 12-14 часов в день без выходных и отпусков где-то с 1991-го по 1996 годы. Вот это я и называют «положить жизнь на дело».
— Вы согласны с мнением, что большие компании рождаются не в акселераторах, где для них созданы удобные условия, а — образно — в гараже, как это произошло и с вами?
— Я не буду категоричным: успешные хорошие компании появляются и тем и другим образом.

— У вас есть какие-то правила бизнеса? Например, в Японии считается хорошим тоном, что сотрудники должны уходить позже начальника. Вы говорили, что работали в свое время по 12-14 часов — требуете ли того же от подчиненных?
— Переработки в компании не ценятся — ценится хорошее качество работы, сделанной вовремя, а также высочайший уровень технологий защиты. Если кратко изложить корпоративные ценности, есть несколько определений, которые мне очень нравятся. У нас во главе — технологии качества. Для того, чтобы их достичь, мы ориентируемся на людей, которые у нас работают. Приезжайте к нам в офис — вы удивитесь, насколько у нас комфортно и удобно.
— Кстати, про офис: вы приобрели здание в собственность — это инвестиция в недвижимость или владение просто выгоднее, чем аренда?
— Нет, мы не делали инвестиций, а просто посчитали, что контракт аренды на 10 лет был довольно дорогим. Вариант купить офис на начальном этапе выглядет еще дороже, но это и правда оказалось выгоднее.
— В этом году у вас выросла прибыль, несмотря на то, что вы столкнулись с давлением на американском рынке. Вы чувствуете тренд на изоляцию отдельных рынков? Допустим, Huawei сейчас выдавливают из США и Европы, а в России у них проблем нет.
— К сожалению, политические проблемы влияют не только на Huawei. Есть такой термин — балканизация интернет-пространства. И это реальность, нам приходится с этим жить. С другой стороны, индустриальная революция, 5G-связь, просто огромные массивы данных — все это заставляет страны стремиться к тому, чтобы оставлять персональные данные на своей территории. «Цифра» становится не просто дорогой — она становится критически важной с точки зрения безопасности.

— В России часто критикуют закон о суверенном интернете. Думаете, это правильная инициатива?
— Подобное законодательство, я более чем уверен, будет постепенно применяться и в остальных значимых странах и регионах — в Евросоюзе и особенно в Германии, в Китае и других государствах.
— А что думаете про безуспешные попытки властей заблокировать Telegram? Вы сами этим приложением пользуетесь?
— Лично я — нет. И проблемы Telegram мне тяжело комментировать — я не в курсе деталей, читал только то, что было в открытых источниках.
«Главная моя задача — быть евангелистом»
— Я хочу немного сменить тему и поговорить про ваши путешествия. Иногда, когда смотришь ваши соцсети с рассказами о поездках, возникает вопрос — бываете ли вы в офисе или все время работаете удаленно?

— Да, есть даже такая байка, будто это группа толковых программистов просто когда-то сделала продукт под брендом «Касперский», а потом уже подыскала человека с такой фамилией, чтобы он как артист с ними ездил, выступал с лекциями и изображал из себя их руководителя.
Если говорить серьезно, то стиль моего управления никогда не был жестко операционным. Я искал команду, определял направление, а дальше мы уже вместе принимали решения. Мой коллектив — мои соратники. Я делегирую полномочия топ-менеджерам, они делегируют часть из них своим подчиненным и так далее. Мне не нужно каждый день быть в офисе, но, конечно, если я нужен, то я всегда в почте и всегда на телефоне.
— Какой круг людей может вам дозвониться напрямую? Это же не все сотрудники компании, а, наверное, примерно 10 человек?
— Конечно. Скажем так, мой телефон знают только те люди, которые точно уверены, в какой временной зоне я нахожусь. Но сегодня мне, например, позвонили ноль раз и прислали два письма — компания работает сама.
— Расскажите тогда, их чего состоит ваш день.
— Сегодня у меня была панель на ПМЭФ. А главная моя задача — не только определять направление работы и стратегию, но и представлять компанию, рассказывать о том, что мы делаем, зачем мы это делаем, куда компания идет, какими будут ее продукты. В общем, быть евангелистом.

— Я смотрел одно ваше выступление, где вы сказали, что ведете аскетичный образ жизни.
— Не правда. Хотя машина у меня старенькая — ей уже лет 10, 30 000 км пробега. Но езжу я крайне редко, обычно по Москве.
— Вы же еще спонсируете команду Ferrari в «Формуле-1» и команду DC Virgin Racing в формуле E. Нет ли ощущения, что с распространением электродвигателей и развитием беспилотных технологий удовольствие от вождения может пропасть?
— Месяц назад я катался по спортивному треку на Ferrari — все нормально, любовь к скорости не пропадает. А вообще произойдет то же самое, что с лошадьми: как остались клубы любителей верховой езды, так останутся и клубы тех, кто будет любить кататься по старинке за рулем автомобиля.
«Спасибо предкам за протяженную страну»
— Вы говорили, что «Лаборатория Касперского» научилась эффективно работать без вашего вмешательства в оперативные вопросы. Не хотите ли в этой связи начать новый бизнес, увлечься каким-нибудь стартапом?

— Скорее нет, потому что работы мне все равно хватает по полной программе. Задачи, которые решает компания, постоянно меняются. Раньше мы защищали просто домашних пользователей и индивидуальные продукты, потом — бизнес, а сейчас — целые индустриальные системы. Год за годом задачи становятся сложнее, плюс у нас есть смежные проекты.
Например, мы работаем над системой безопасного онлайн-голосования. Есть проблема в том, что молодежь не хочет ходить на избирательные участки и все делает с мобильного телефона, и это нормально. Но систем онлайн-голосования, гарантирующих безопасность, до сих не внедрено. Мы разработали такую технологию. Совсем недавно прошло пробное голосование в Волгоградской области.
— И в чем гарантия безопасности?
— Все защищено блокчейном. Каждый избиратель получает индивидуальный номер, ID.
— Выходит, вы глобально против коррупции.
— Наша компания изначально строилась как чистая, белая и пушистая, чтобы никакого пятна на репутации не было. Во-первых, меня так воспитала мама, во-вторых, бизнес безопасности — это бизнес доверия, равно как и некоторые другие индустрии — например, медицина и банки. Вы же не пойдете к доктору, которому не доверяете. То же самое и с цифровой безопасностью.

— Как удалось удержать государство от вмешательства в вопросы вашего бизнеса?
— В 1990-е государство нас просто не замечало. Внимание обратили позднее. В 2009-м я получил награду от президента Дмитрия Медведева — вот тогда уже нас заметили. И если до того помощи особой не было, то теперь у нашего офиса статус технопарка. Там работают несколько компаний и есть налоговые льготы. Спасибо государству.
— Поколению 25-30-летних сегодня проще начать бизнес в России или уехать в другую страну?
— Что касается бизнеса в ИТ, то, думаю, Россия — довольно комфортное место для запуска и развития. Прежде всего — благодаря системе технического образования. Русские программисты — по-прежнему лучшие в мире, а русские хакеры — самые страшные в мире. При том часто они выпускники одних и тех же заведений.
Кроме того, на отрасль обращает правильное внимание государство. Ну и третий фактор в пользу России — рост количества инвесторов в сектор. В 1990-е такого понятия, как инвестиции в ИТ, в стране не существовало в принципе.
— В какие вузы вы бы порекомендовали поступать выпускникам? Есть ли хорошие университеты за пределами Москвы?

— Не буду называть конкретные учебные заведения, чтобы другие не обиделись. А в принципе, хотя в Москве вузов и больше, чем в регионах, к нам приходят не только выпускники столичных университетов. Тем более, что разработка у нас сидит не только в Москве, но и в Петербурге, Новосибирске и Владивостоке.
Это обеспечивает нам круглосуточный контроль над вирусным потоком в комфортном режиме, без «проблемы 5 утра», когда мозг начинает засыпать и человек может допустить ошибку. Раньше мы пробовали обеспечить такой же контроль через работу офисов в Москве, Сиэттле и Пекине, но получалось хуже — результат эффективнее, когда сотрудники говорят на одном языке. Так что спасибо нашим предкам за то, что у нас такая протяженная страна.
«Дети называли меня одним словом — «папа-офис»
— Вы путешествуете по всему миру и обращаете большое внимание на бизнес. Какие технологии в вашем секторе сейчас самые передовые? Что бы вам хотелось перенять? Какие из этих технологий не внедрены в России?
— Мы являемся технологическим лидером по защите от вредоносных программ. Поэтому подсматривать некуда — пусть другие подсматривают за нами. Наши технологии уникальны, они лучшие в мире.
— Назовите топ-3 российские компании, кроме вашей, которые, несмотря на конкуренцию, вам симпатичны.

— На ум приходит разве что Positive Technologies.
— А мировые?
— На мировых рынках у нас стандартная троица конкурентов — Symantec, McAffee и Trend Micro. И есть новые компании, которые частично конкурируют с нами в решении точечных задач.
Также надо отметить государства, которые уделяют особое внимание цифровому развитию и цифровой безопасности. В этом сегменте, если говорит о лидерстве, я бы отметил Сингапур. У них можно много чему поучиться.
— Я хотел бы поговорить про ваш личный бренд. В отличие от других участников рейтинга Forbes, вы активно присутствуете в публичной плоскости — пишете посты в соцсетях, выкладываете фото, общаетесь с подписчиками. Для чего это нужно вам, состоявшемуся бизнесмену?
— Что касается текстов, то у меня просто возникает идея, я делаю набросок, а «добить» его мне помогают мои сотрудники. Потом я все вычитываю и редактирую, так что на 90% это все равно моя работа.

— Среди ваших фото есть фото с британским предпринимателем-визионером Ричардом Брэнсоном. Вы друзья?
— Мы не друзья, но знаем друг друга. Уже когда я появился в рейтинге Forbes и понял, что могу придумывать технологии, я прочитал книжку Брэнсона и понял, что у нас есть много общего, мы параллельно идем к одним и тем же идеям.
— Другое фото — с кубиком Рубика. Вы не хотели бы выкладывать больше подобного развлекательного контента?
— Кубик Рубика на самом деле самая моя любимая игрушка, всегда вожу ее с собой.
— Бизнесмен Игорь Рыбаков говорил, что Instagram его сблизил с детьми. Вы чувствуете то же самое? Находите общий интерес с молодым поколением?
— Для меня это вопрос из разряда «уже поздно и еще рано»: моему старшему ребенку уже около 30, а младшим — от 2 до 8, поэтому соцсети еще не так актуальны.

— Как вы воспитывали старшего ребенка? Часто бывает, что состоятельные родители либо балуют, либо, наоборот, жестко ограничивают детей в ресурсах.
— Я воспитывал примерно так же, как меня воспитывала моя мама. Без излишеств. К сожалению, когда старшие дети были маленькими, они называли меня одним словом — «папа-офис». То есть папа всегда был на работе: я уезжал в офис, когда они еще спали, а возвращался — когда уже спали. Это был период, когда я работал по 12-16 часов в день.
— Ребенок должен всего добиваться сам?
— Все верно. А я помогу советом. Но никакой помощи в устройстве на работу — он все должен делать сам.
— Чем сейчас занимаются ваши старшие дети?
— Один — маркетолог у меня в компании, другой работает системным администратором, инженером-программистом. Младшие дети ходят в школу.

«Если все сложится, вы попадете в рейтинг Forbes»
— Еще один вопрос про образование — какие азы дала вам Высшая школа КГБ?
— Там меня учили и математике и публичным выступлениям. Сейчас это заведение называется Институт криптографии, а криптография — одна из самых сложных математических дисциплин. Так что все знания и применяю на практике до сих пор, даже просто для удовольствия решаю математические задачки.
— А чем такое образование помогло в бизнесе?
— Оно помогло мне научиться работать с компьютерными системами, расшифровывать компьютерные вирусы. Считаю, это было одно из лучших в Советском Союзе математических образований.
— И напоследок: ваш совет молодым предпринимателям.

— Первый совет — определитесь, что вам удобнее, что вам ближе: быть независимым предпринимателем и брать на себя все риски или работать наемно, когда риски берут на себя другие люди.
— Вы могли бы представить себя наемным сотрудником?
— А я был наемным сотрудником некоторое время, только потом организовал свою компанию.
Второй совет — нужно выбрать занятие, которому ты готов отдать всю свою жизнь, и найти команду которая пойдет за тобой и будет делать большую часть работы. Если все сложится, вы добьетесь успеха и попадете в список Forbes.
15 бизнесменов, которые изменили представление о России. Рейтинг Forbes
1 из 15
Басырова Евгения для Forbes

2 из 15
Артема Коротаева / ТАСС
3 из 15
Jude Edginton / Contour by Getty Images
4 из 15
Басырова Евгения для Forbes
5 из 15
Simon Dawson / Bloomberg via Getty Images
6 из 15
Валерия Шарифулина / ТАСС
7 из 15
Alexander Zemlianichenko Jr. / Bloomberg via Getty Images

8 из 15
Adrian Bretscher / Getty Images for Kaspersky Lab
9 из 15
Семен Кац для Forbes Russia
10 из 15
Владимира Астапковича / ТАСС
11 из 15
Валерия Шарифулина / ТАСС
12 из 15
Артема Геодакяна / ТАСС
13 из 15
Басырова Евгения для Forbes
14 из 15
Станислава Красильникова / ТАСС

15 из 15
пресс-служба ABBYY
Юрий Мильнер, 57 лет
Состояние: $3,7 млрд
Юрию Мильнеру всегда было интересно познавать мир — его сложность, красоту и возможности. Ради этого будущий инвестор окончил физфак МГУ, ради этого же — в 1990 году простился с наукой. Он с головой окунулся в перспективы, которые сулила стране и миру компьютерная эра, и стал пионером ИТ-предпринимательства в России. В 2001 году основанная Мильнером компания netBridge объединилась с Mail.ru. Так началась история одного из важнейших игроков отрасли — холдинга Mail.ru Group, с 2010 года котирующегося на Лондонской фондовой бирже.
В 2012-м Мильнер решил сфокусироваться на международных проектах и покинул Mail.ru Group, оставшись во главе инвестиционного фонда DST Global. Вместе с партнерами он удачно вложился в целый ряд ведущих технологических компаний, а параллельно стал уделять время и силы области деятельности, которую оставил четверть века назад — научному познанию. Вместе с Марком Цукербергом, Сергеем Брином, Присциллой Чан и Энн Вожицки инвестор основал премию Breakthrough Prize размером $3 млн Ее лауреаты — ученые, совершившие прорывные открытия в физике, математике и биологии. Миссия проекта — стимулировать естественную тягу к познанию мира — кажется Мильнеру не менее важной, чем предпринимательские достижения: сохранять в себе любопытство — важнейшее призвание человечества, уверен самый влиятельный визионер из России.
Сергей Галицкий, 51 год
Состояние: $3,4 млрд
Создатель сети магазинов «Магнит» Сергей Галицкий разбогател не на залоговых аукционах, нефти, металлах и прочих сырьевых товарах — он всегда шел собственным путем. В 1995 году краснодарский предприниматель основал компанию «Тандер», из которой спустя пять лет вырос ретейлер «Магнит». Уже в 2011 году с сетью из 250 дискаунтеров «Магнит» стал лидером российского рынка по количеству точек.

Пока другие ретейлеры отправлялись завоевывать города-миллионники и вкладывались в супер— и гипермаркеты, Галицкий, экономя на всем, делал ставку на провинцию и строил магазины шаговой доступности в малых городах и поселках городского типа. Путь оказался настолько успешным, что в том же 2011-м «Магнит» обошел по капитализации главного конкурента — X5 Retail Group. Год спустя в интервью Forbes Галицкий говорил: «Думаю, мы никогда больше не сможем повторить таких результатов». И ошибся. В 2013-м его компания обогнала X5 по обороту и четыре года держала первенство. Лидером рынка по капитализации «Магнит» оставался до 2018 года.
Постепенно X5 вернула себе первенство по всем показателям, а «Магнит» вступил в новый период своей истории — без харизматичного основателя у руля. В феврале 2018 года Галицкий продал основную часть своего пакета в банку ВТБ. Вырученные деньги он перевел в специальный фонд и, как рассказывал Forbes знакомый с предпринимателем финансист, собирается потратить их на социальные благотворительные проекты. Главная страсть миллиардера сегодня — футбольный клуб «Краснодар», для которого Галицкий построил чудо-стадион и школу.
Павел Дуров, 34 года
Состояние: $2,7 млрд
Выпускника филфака Санкт-Петербургского государственного университета Павла Дурова часто называют «нашим Марком Цукербергом». Еще учась в вузе, он начал заниматься интернет-проектами, например, создал сайт durov.com с ответами на экзамены и вузовское сообщество spbgu.ru. Позже друг Павла, вернувшийся из США, рассказал ему про социальную сеть Марка Цукерберга. Так в конце 2006 года в России появился «свой Facebook» — социальная сеть «ВКонтакте».
Дороги сервиса и его основателя разошлись через семь лет. Дуров продал свой пакет «ВКонтакте» Ивану Таврину, тогда гендиректору «Мегафона», а сам занялся новым проектом — мессенджером Telegram. Запустить сервис для общения предприниматель задумал, еще когда работал в социальной сети, — он мечтал о безопасном способе связи на случай экстренных обстоятельств. Сегмент мессенджеров как раз бурно рос — в 2014-м Facebook поглотил лидера ниши WhatsApp за рекордные $19 млрд

Технология шифрования переписки, которую в итоге разработал брат Павла Николай Дуров, стала главной особенностью Telegram, запущенного в 2013 году, а позднее — и причиной блокировки мессенджера на территории России. Дуров отказался предоставить ФСБ ключи для дешифровки сообщений. Но это не мешает росту популярности Telegram в России — заодно пользователи учатся устанавливать VPN. Всего в мире у мессенджера более 200 млн активных пользователей.
«Угрозы заблокировать Telegram, если мы не выдадим частные данные пользователей, ни к чему не приведут. Telegram защищает свободу и конфиденциальность», — говорил Дуров о собственной мотивации в борьбе с государством. Пользователи его поддерживают: Telegram превратился в символ «цифрового сопротивления» — на мартовский митинг за свободу интернета в Москве по призыву основателя мессенджера вышло более 15 000 человек.
Андрей Андреев, 45 лет
Состояние: $2,4 млрд
В 2017 году британская газета The Times назвала российского миллиардера Андрея Андреева, создателя приложения для знакомств Badoo, «главным мировым сводником». Badоо объединяет более 417 000 пользователей из 190 стран. А начинал Андреев с бизнеса по веб-аналитике и стоял у истоков дейтинга в России. В 2004 году он запустил сайт знакомств «Мамба». Когда в октябре 2005 года количество анкет в базе сервиса превысило 4,5 млн, создатель продал сайт инвестиционному холдингу «Финам» за $20 млн
В том же году Андреев задумал новый проект — Badoo. В 2006-м в Испании состоялся официальный запуск проекта. Первое время предприниматель планировал конкурировать с Facebook, но в итоге отказался от идеи соцсети и сконцентрировался на знакомствах. В интервью Forbes Андреев рассказывал, что, обдумывая, как повысить эффективность знакомства в виртуальной реальности, он перестал стесняться заводить новых знакомых и в реальной жизни.
Сегодня миллиардер живет в Лондоне. Помимо Badoo он владеет долями в дейтинговых приложениях Bumble, Chappy, Huggle и Lumen. Самые большие перспективы — у Bumble. После сексуального скандала в Tinder Андреев связался с бывшим директором по маркетингу главного американского конкурента Уитни Вульф Херд и предложил ей сотрудничество. Вместе они создали «феминистское» дейтинговое приложение, куда Андреев вложил $10 млн в обмен на 79% акций. Осенью 2018 года миллиардер объявил о намерении выйти на IPO под брендом Bumble.
Андреев славится любовью к масштабным вечеринкам. Летом 2018 года он задумал перезнакомить всех русских в Лондоне. В общей сложности вечеринка обошлась ему в $185 000 (£140 000), из них почти £30 000 ушло на кейтеринг — предприниматель лично выбирал еду и повара.

Олег Тиньков, 51 год
Состояние: $2,2 млрд
Вступительное слово к автобиографии Олега Тинькова «Я такой как все» в 2010 году написал британский миллиардер Ричард Брэнсон. Придумать более подходящего рецензента было сложно — настолько близки отправные точки предпринимателей в большом бизнесе: Брэнсон в 1970-х запустил в лэйбл звукозаписи Virgin Records, а Тиньков в середине 1990-х — «Шок Records». Но если из компании британца выросла целая бизнес-империя, то затея россиянина была больше «для души».
Впрочем, на этом сходства с Брэнсоном не заканчиваются. Как и основатель Virgin, Тиньков на протяжении всей карьеры поддерживал скандальный, но яркий имидж. И пока другие лидеры списка Forbes делили алюминиевые заводы и нефтяные вышки, «пацан из Сибири», как Тиньков называет сам себя, создавал альтернативный образ российского предпринимателя. А попутно учился продавать: сначала товар потребителю, затем бизнес — крупным игрокам. Масштаб проектов Тинькова при этом постоянно рос.
Скандальные эротические рекламы, вымышленная биография предка, якобы поставлявшего пиво императорскому двору с XVII века — все работало на руку бизнесмену. Марку пельменей «Дарья» он продал за $21 млн Роману Абрамовичу, пивоваренный бизнес — за $260 млн гиганту InBev. А 34% акций своего банка «Тинькофф Кредитные Системы» (сегодня Тинькофф Банк) — первого в России без отделений — за $1,1 млрд во время IPO в Лондоне.
О желании стать банкиром Тиньков впервые объявил на острове Неккер, принадлежащем все тому же Брэнсону. У российского миллиардера своего острова пока нет, зато его увлекает другая амбициозная идея — построить первый частный ледокол, который мог бы ходить у берегов Арктики.
Валентин Гапонцев, 80 лет
Состояние: $2 млрд

В 2010 году Международное общество оптики и фотоники SPIE включило Валентина Гапонцева в список 28 выдающихся мировых ученых в области лазерной физики, техники и технологии, составленный по случаю 50-летнего юбилея изобретения лазера. Среди коллег-физиков Гапонцева выделяет одно обстоятельство — состояние в $3 млрд, благодаря которому он занимает 39-е место в рейтинге 200 богатейших бизнесменов России и 1281-е место в глобальном рейтинге Forbes.
В 1990-х Гапонцев основал корпорацию IPG Photonics, которая производит волоконные лазеры большой мощности и контролирует около 80% рынка. История успеха началась еще в СССР, когда выпускник Львовского политехнического института, ведущий научный сотрудник и руководитель лаборатории Института радиотехники и электроники АН СССР Валентин Гапонцев основал в подмосковном городе Фрязино производство, основанное на собственных научных идеях. Сегодня транснациональная группа IPG включает компании, базирующиеся в нескольких странах.
Гапонцев давно не живет в России и тем не менее стал фигурантом «кремлевского доклада» Минфина США. Репутационный ущерб он оспаривает в судах.
Аркадий Волож, 55 лет
Состояние: $1,4 млрд
24 мая 2011 года сооснователь поисковика «Яндекс» Аркадий Волож покинул здание биржи NASDAQ на Times Square в Нью-Йорке долларовым миллиардером. Размещение акций компании, которую он с Ильей Сегаловичем создавал почти 20 лет, прошло по верхней границе ценового диапазона. Инвесторы оценили «Яндекс» в $8 млрд В первый же день торгов акции подорожали на 55%. «Яндекс» и его владельцы привлекли $1,3 млрд — на тот момент это был второй после IPO Google результат для интернет-компаний.
Сегодня «Яндекс» — самая дорогая компания рунета, она стоит $10,7 млрд В интервью Forbes Волож рассказывал, что он превращает бизнес в экосистему, где вырастают новые сервисы, которые начинают подпитывать весь «организм» не только финансово, но и технологически. Пока получается: «Яндекс» окружают нас повсюду — под брендом работают поисковик, сервис вызова такси, доставка еды, маркетплейс и многое другое. Компания важна и как медийный игрок — она давно превосходит российские телеканалы по охвату и уже занялась производством собственного контента.

Евгений Касперский, 53 года
Состояние: $1,3 млрд
Евгений Касперский заинтересовался вирусами еще в 1987 году, когда не только интернет, но и компьютеры были в нашей стране экзотикой. За три десятилетия он стал ведущим мировым экспертом в своей области: «Лаборатория Касперского» конкурирует за глобальный рынок антивирусов с такими гигантами, как McAfee (ныне Intel) и Symantec. Касперский — выпускник Высшей школы КГБ — мало похож на хрестоматийный образ компьютерного гения из Кремниевой долины. Однако именно он — один из немногих успешных российских интернет-предпринимателей, кто начинал деятельность с непосредственной разработки коммерческих программных продуктов.
«Лаборатория» была основана в 1997 году. Продукты компании стали популярны в России, а затем и в США, Европе и Юго-Восточной Азии. В 2015 году компания стала партнером Киберпола — сингапурского отделения Интерпола, занимающегося расследованием киберпреступлений. Личное состояние Касперского оценивается в 1,4 млрд, ему принадлежит 82,7% акций.
Касперский — один из тех, кто не просто меняет технологический ландшафт всего мира, но и заботится о том, чтобы Россия не выпала из инновационной повестки. В 2017 году «Лаборатория» запустила «Математическую вертикаль»: в рамках проекта в московских школах откроются 300 классов, в которых учащиеся 7-9 классов будут углубленно заниматься математикой.
Татьяна Бакальчук, 43 года

Состояние: $1 млрд
История второй женщины-миллиардера из России, основательницы крупнейшего в стране онлайн-магазина Wildberries началась с выхода в декрет. Заниматься прежней деятельностью — репетиторством на дому — молодая мать не могла, поэтому решила торговать одеждой по немецким каталогам Otto, которые в «нулевых» были крайне популярны. В 2004 году появился отдельный сайт по продаже одежды и обуви — Wildberries. «Первым капиталом был труд и поддержка семьи», — вспоминала Татьяна Бакальчук. Она хоть и является владельцем 100% компании, роль своего супруга Владислава всегда подчеркивает.
Первый сайт стоил Бакальчукам $700 плюс еженедельная реклама в интернете. Бизнес быстро рос, и в 2005 году компания перебралась в более просторный офис, наняла программистов, операторов колл-центра и курьеров.
До появления Wildberries одежда в рунете практически не продавалась, KupiVip и Lamoda появились значительно позже. Опередить конкурентов с иностранными акционерами и бюджетами в миллионы евро Бакальчукам помогла бесплатная доставка, которая распространялась на все заказы и стала важным преимуществом для покупателей из регионов. Сегодня Wildberries можно назвать маркетплейсом с собственным складом и логистикой. В интернет-магазине продается одежда, обувь, электроника, мебель, книги, спортивные и детские товары. Выручка компании в 2018 году составила $1,7 млрд В марте в сети появились косвенные свидетельства готовности Wildberries выйти на первый для себя зарубежный рынок — в Польшу.
Сергей Петров, 64 года
Состояние: $1 млрд

Основатель «Рольфа», крупнейшего в стране автомобильного дилера, в 1982 году в звании майора был уволен из Советской Армии за антисоветскую деятельность. Уже тогда он был уверен, что СССР развалится вместе с плановой экономикой, только не мог предсказать, когда это произойдет. Строй в итоге рухнул через десять лет, и в России начали строить капитализм. Сергей Петров к этому времени получил второе высшее образование по специальности «экономика труда», и получил первые «рыночные» навыки в автопрокатном подразделении СП «Розек».
В 1991 году он начал строить собственный бизнес по продаже автомобилей, доказывая, что зарабатывать капитал в стране можно честно, открыто и независимо. «Рольф» первым внедрял западные технологии продаж, быстро выбился в лидеры рынка и удерживает эту позицию до сих пор. В 2007 году Петров стал депутатом Госдумы с мечтой возродить в стране политическую конкуренцию. Но в 2016-м ушел из парламента, смирившись с тем, что независимый одиночка не может добиться успеха внутри вертикали власти.
Петров снова, как и в поздние советские годы, наблюдает, как деградирует система управления страной, и прогнозирует ей ту же судьбу, что и Союзу. Самому предпринимателю остается только наблюдать за этим процессом со стороны и развивать бизнес. Выручка «Рольфа» в 2018 году достигла 245 млрд рублей.
Анатолий Карачинский, 59 лет
Состояние: $900 млн
Президент IBS Group Анатолий Карачинский увлекся компьютерами еще в студенчестве: вместе с преподавателем он написал книгу «Персональные компьютеры», которая стала в 1980-х, на заре компьютерной эры в СССР, довольно популярной. Логичным продолжением была предпринимательская карьера: Карачинский стал директором австрийской компании Prosystem, поставлявшей в Россию персональные компьютеры.
Вполне стандартное начало для многих технологических стартаперов того времени. Однако большие бизнесы смогли создать лишь те, кто вышел за пределы круга «купи-продай». Карачинский занялся системной интеграцией — настройкой работы разнообразных программ и аппаратного обеспечения. Для IBS фокусом стали банковские финансовые системы. В частности, работу первых банкоматов в России обеспечивала именно компания Карачинского. Бизнес хорошо рос и умел дружить с государством: в 2015 году активы компании были переведены в российскую юрисдикцию после выступления Владимира Путина, в котором президент призвал бизнес заканчивать с офшорами.
Однако ориентация только на отечественный рынок не смогла бы принести Карачинскому состояние в $900 млн Еще в 2000 году руководитель IBS задумался о диверсификации бизнеса и занялся программированием под заказ для западных компаний (первым клиентом стал Boeing). Позже этот бизнес был выделен в отдельную компанию Luxoft, которая в начале 2019 года была продана DXC Technology за $2 млрд

Марк Курцер, 61 год
Состояние: $550 млн
Прежде чем превратиться в известного предпринимателя, Марк Курцер стал знаменитым врачом. В 37 лет он был уже руководителем крупнейшего в столице роддома, а в 46 лет — главным специалистом по акушерству и гинекологии Москвы.
В 2001 году неподалеку от Центра планирования семьи, в котором работал Курцев, на заемные деньги врач начал строить свой первый Перинатальный центр. В 2006 году центр пустили в эксплуатацию. Бизнес оказался настолько удачным, что после запуска проблем с выплатой долга не возникало. Другим источником дохода было поставленное на поток экстракорпоральное оплодотворение (ЭКО).
В 2010 году Курцер расплатился с кредитами, а через год начал развивать сеть клиник. Еще через год его компания «Мать и дитя», состоящая из десятка клиник и двух роддомов, провела IPO в Лондоне. Инвесторы оценили ее в $900 млн и купили примерно треть акций. А Курцер проводил операции даже во время road show.
До него примеров вывода российских медицинских компаний на рынок не было. Сейчас у сети пять высокотехнологичных госпиталей и 35 клиник в 25 городах. В начале марта 2019 года капитализация компании на Лондонской бирже составляла $361 млн
Николай Сторонский, 34 года
Состояние: $500 млн
Сооснователь и гендиректор платежного сервиса Revolut, бывший трейдер Николай Сторонский уверен, что современные банкиры живут в XIX веке и не понимают, как построить технологическую компанию. Сам он считает, что за автоматизацией будущее финтеха. Сторонский вместе с командой придумал мобильное приложение, интегрированное с мультивалютной дебетовой картой, в 2014 году. Revolut позволяет конвертировать средства из одной валюты в другую по межбанковскому курсу, обменивать криптовалюты и совершать бесплатные денежные переводы в любую точку мира.
В 2006 году выпускника физтеха и РЭШ Сторонского пригласили на стажировку в печально известный банк Lehman Brothers в Лондон, где он проработал трейдером вплоть до краха финансового гиганта в 2008 году. Далее было лондонское отделение Nomura и, наконец, банк Credit Suisse, в котором Сторонский задержался на пять лет. В январе 2014 года он уволился с работы, чтобы заняться разработкой Revolut. Теперь сервис используют 4 млн человек по всему миру, а оценка компании составляет $1,7 млрд

В интервью Forbes Сторонский признавался, что ему не раз предлагали продать Revolut, но он никогда не рассматривал этот сценарий всерьез. «Продавать неинтересно. У компании пока очень большой потенциал», — объясняет предприниматель. По его словам, если потребует бизнес, он сможет жить в любой стране мира.
Наталия Филева, 56 лет
Состояние: $500 млн
Наталия Филева и ее муж Владислав занялись авиационным бизнесом в 1990-х, когда приобрели пакет акций новосибирской авиакомпании «Сибирь». Этот перевозчик, известный теперь как S7 Airlines, давно вышел за пределы новосибирского региона и является второй после «Аэрофлота» авиакомпанией страны с разветвленной маршрутной сетью. В 2018 году S7 Airlines перевезла 11,6 млн человек.
Довольно часто авиакомпания становится пионером новых технологий в отрасли. Именно S7 первой в России в 2005 году начала продавать билеты в интернете. В 2016 году компания вместе с Альфа-банком также успешно провела первую в стране сделку с использованием технологии блокчейн.
Бизнес Филевых уже вышел за пределы одной авиакомпании. У них есть еще один перевозчик — «Глобус», а также розничная сеть по продаже авиационных, железнодорожных билетов, туристических путевок, авиационный учебный центр и инжиниринговый холдинг по техническому обслуживанию воздушных судов.
Недавно у группы появилось новое перспективное направление бизнеса — космическое. Филевы приобрели плавучий космодром «Морской старт» в акватории Тихого океана. В 2019 году S7 Group превратилась в S7 Airspace Corporation.
Давид Ян, 50 лет
Состояние: $500 млн
Согласно легенде, первая бизнес-концепция пришла к Давиду Яну на скучном занятии по французскому языку: он осознал, насколько удобнее было бы вместо громоздкого бумажного словаря пользоваться электронным. В 1990 году студент физтеха сделал окончательный выбор между физикой и бизнесом: вместе с коллегой начал работу над электронным словарем Lingvo, взяв взаймы 3000 рублей у Центра научно-технического творчества молодежи. А затем возникла система распознавания текста ABBYY FineReader — продукт, превзошедший зарубежные аналоги и завоевавший всемирную популярность.

Сегодня ABBYY — мировой разработчик решений в области интеллектуальной обработки информации и лингвистики с офисами в 11 странах, продуктами которого пользуются более 50 млн пользователей.
Личное состояние Давида Яна оценивается в $0,5 млрд Предприниматель признается, что предпочел бизнес физике ради того, чтобы зарабатывать деньги. А вот деньги, по его словам, нужны затем, чтобы менять мир. Инициативы Яна в этой области разнообразны и порой причудливы, от образовательного проекта и экспериментальной школы Ayb в родном Ереване до сети ресторанов и книги по здоровому питанию, написанной лично. Тем временем продукты ABBYY, Plazius и других созданных предпринимателем компаний меняют мир информационных технологий и имидж российского бизнеса.

Вас также может заинтересовать...