В Московской области

Ненужная слава — Как депутат Госдумы Сергей Жигарев пытается забыть о себе в интернете

В Московской области - Ненужная слава — Как депутат Госдумы Сергей Жигарев пытается забыть о себе в интернете

Фото:
Версия

Все новости на карте

Так, наверное, и выглядит успех. И пусть говорят завистники… Впрочем, почему «пусть говорят»? Закон позволяет прекратить разговоры через суд. А тут уж как кому нравится.
По данным Одинцовского городского суда Московской области, депутат Государственной думы РФ от ЛДПР Сергей Александрович Жигарев уже четырежды использовал закон для своей защиты от ненужной славы и надуманных обвинений.

Закон в действии
Роскомнадзор, опираясь на поправки к закону «Об информации», принятые весной 2018 года, и решение Одинцовского городского суда Московской области, обязал, например, РБК, а с ним и другие российские СМИ удалить статью-расследование о недвижимости во Флориде, по всей видимости принадлежащей косвенно (через компанию-приобретателя и через информацию об уплате налога на имущество) чете Жигаревых, однофамильцам и тезкам депутата Госдумы от ЛДПР, и его супруги. О сомнительных доходах и расходах Жигаревых написали несколько популярных изданий, в том числе «Коммерсантъ»: «Из российских СМИ потребовали удалить статьи об имуществе депутата от ЛДПР»; «Секрет фирмы»: «В России запретили статьи об американской квартире депутата Госдумы за $2,5 млн»; «Эхо Москвы»: «РБК по требованию Роскомнадзора удалил статью „Человек из Майами“.

Действительно, только в популярной социальной сети „Вконтакте“ Сергеев Жигаревых 118 человек. Неужели и правда произошло досадное недоразумение, что так идеально совпали ФИО?
Тем не менее директор правового департамента „Ъ“ Георгий Иванов сообщил, что издание намерено оспорить решение Одинцовского суда, так как суд, принимая указанное решение, опирался на статью, опубликованную на малоизвестном портале.

По тексту решения
Сайт, содержащий представленную депутатом Сергеем Жигаревым оспариваемую информацию, оказался анонимным. Как говорится, если бы такого сайта не было, то его стоило бы выдумать, ведь, как выяснил суд: „Сведения о владельце информационного ресурса, содержащиеся в открытых источниках (так называемых WHOIS-сервисах), не позволяют определить его владельца, что подтверждается прилагаемым скриншотом. Какие-либо контакты для обратной связи на информационном ресурсе отсутствуют. В связи с чем установить владельца сайта не представляется возможным“.
Соответственно, подтвердить оспариваемые факты никто не смог, представитель Сергея Жигарева потребовал „признать запрещённой к распространению на территории Российской Федерации указанную информацию …, размещенную в сети „Интернет“ на странице сайта в сети „Интернет“. Обязать Федеральную службу по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций предпринять меры по ограничению доступа к [указанной] информации …, размещенной в сети „Интернет“ на странице сайта в сети „Интернет“, в соответствии с пунктом 2 части 5 статьи 15.1 Федерального закона от 27.07.2006 № 149-ФЗ „Об информации, информационных технологиях и о защите информации“, и „Запретить распространение [указанной] информации … на иных сайтах, страницах сайтов в сети „Интернет“ и в случае такого распространения обязать удалить её“.
Представитель Роскомнадзора в судебное заседание явился, против удовлетворения заявления не возражал — так указано в материалах дела.

Говоря проще, депутат Сергей Жигарев, похоже, не заметил информацию о недвижимости в США и любовнице в России, размещенную на сайтах РБК и Коммерсанта (это к примеру, были и другие), которые могли за себя постоять в суде, но обнаружил ее на анонимном ресурсе, на сегодня уже не существующем. При вынесении решения вступиться за компромат на Сергея Жигарева никто не смог, а вот решение, вынесенное судом, автоматически распространилось на все СМИ, содержащие такую информацию. Требование закона — устранить со всех ресурсов запрещенную судом информацию в течение суток.
Если бы у депутата Госдумы Сергея Жигарева не получилось воспользоваться верховенством закона, принятого самой Госдумой, и компрометирующие его сведения оставались в свободном доступе, это могло бы дискредитировать его доброе имя, в частности, как указано в решении суда, — „получения не предусмотренных законодательством Российской Федерации вознаграждений (п. 2 ст. 6 Федерального закона от 08.05.1994 № 3-ФЗ „О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“), нарушения этических норм (ст. 9 Федерального закона от 08.05.1994 № 3-ФЗ „О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“), предоставления недостоверных сведений о доходах и расходах (ст. 10 Федерального закона от 08.05.1994 № 3-ФЗ „О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“, ст.ст. 8, 8.1. Федерального закона от 25.12.2008 № 273-ФЗ „О противодействии коррупции“), вмешательства в оперативно-розыскную, уголовно-процессуальную деятельность органов дознания, следователей и судебную деятельность (п. 1 ст. 18 Федерального закона от 08.05.1994 № 3-ФЗ „О статусе члена Совета Федерации и статусе депутата Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации“).
Грустный пример Герострата
Возникает несколько вопросов. Во-первых, стоит ли депутатам Госдумы обращать внимание на информацию, напечатанную на малопосещаемых анонимных сайтах?
Во-вторых, может быть судам, принимающим решения по подобным делам, нужно пытаться найти не собственника сайта (что, очевидно, практически невозможно, ведь в наше время сайт может сделать любой за пару минут), а того, с кого был спрос?
И, наконец, третье. Решения суда доступны любому пользователю интернета, и сами по себе хранят сведения, которые, по логике, следовало бы уничтожить. Противоречие это трудноустранимо. И как узнать, какая информация, новая или старая, запрещенная появилась после принятых судом решений? Ведь оспариваемые данные суд, в ходе разбирательства, максимально обезличивает.

В связи со сказанным, вспоминается поучительная версия истории о рыночном торговце Герострате, который в IV веке до нашей эры поджег храм Артемиды в Эфесе. Храм считался одним из Чудес света, и строить его помогала, по преданию, сама богиня.
Герострат хотел прославиться и войти в историю, но жители Эфеса приговорили его к казни и забвению. А чтобы о таком наказании не забывали, жрецы перед каждым богослужением напоминали людям: „Никогда не произносите имя Герострата проклятого, сжегшего храм Артемиды в Эфесе!“
Забавно, но в каждом из решений судов, инициированных С. А. Жигаревым, информация, которую он пожелал „развидеть“, повторяется дважды.

Вас также может заинтересовать...