В Московской области

Для питья непригодно: как деятельность человека испортила родники Татарстана

В Московской области - Для питья непригодно: как деятельность человека испортила родники Татарстана

Фото:
Реальное время

Все новости на карте

За последние 50 лет пресную воду родников для многих жителей Юго-Востока РТ превратили в «морскую» не только природные залегания гипсов, но и порывы Ромашкинского месторождения, а горожане и сельчане «нагадили» себе сами
Российские активисты и гидрогеологи, проанализировав всего пару сотен родников в некоторых регионах, так любимых в народе, пришли к выводу, что половина из них — непригодна для питья. Теперь они собираются выйти с инициативой о тотальном мониторинге качества воды Роспотребнадзором. Эксперты-геологи, опрошенные «Реальным временем», считают, что сделать это будет невозможно даже в Татарстане, где только известных источников подземных вод несколько тысяч, из которых, судя по данным местных экологов, мониторят чуть более сотни родников. При этом уже сейчас гидрогеологи говорят, что в большинстве родников практически всех населенных пунктов Татарстана (и городах, и деревнях), вероятнее всего, вода не очень хорошая, хотя очаги загрязнений подземных вод отличаются от района к району и носят не только техногенный, но и природный характер. А первая за 10 лет масштабная работа по изучению подземных вод Татарстана, как рассказали в Геоцентре Татарстана, все же начата в 2020 году. И пока мы имеем лишь «отрывочные данные о качественном составе подземных вод».

Зачем активисты предлагают Роспотребнадзору взять на контроль родники России
Этой осенью в Ленинградской области геологи, представители Северо-Западного производственного геологического объединения (СЗ ПГО, входит в «Росгеологию»), в рамках проекта «Чистые родники — здоровая Балтика», финансируемого на деньги президентского гранта, завершили первый этап программы по обследованию родников и внесли почти половину проверенных источников в черный список — «несмотря на их популярность, воду пить оттуда опасно», отметили они. Примерно в половине источников вода не соответствует нормам, при этом в результате исследований каждый год около половины источников оказываются непригодными для использования.
Ключевая вода, которую многие считают «априори чистой», такой является далеко не всегда, уверяют эксперты — но доказать это бывает непросто, так как на государственном уровне этим вопросом практически никто не занимается. Проблема в том, что в систему государственного мониторинга родники сегодня вообще не входят. Именно поэтому авторы балтийского проекта хотели бы выйти с законодательной инициативой, «чтобы выявлять социально значимые родники и вносить в систему государственного мониторинга».

Как источником водоснабжения этим, по их мнению, должен заниматься Роспотребнадзор, проверяя воду из родников по тем же показателям, что и воду из централизованного источника водоснабжения: «родники должны стоять на кадастровом учете, а их внесение в кадастр — очень сложная процедура, требующая большого пакета документов» («пока родники не будут отмечены на карте, сделать с ними что-то законным способом, используя федеральные деньги, очень сложно»).

Всего Фондом президентских грантов РФ было поддержано почти 100 проектов, связанных с очисткой родников, рек, прудов и озер. Фото Рината Назметдинова
Похожие проекты сегодня реализуются в Алтайском крае, где пока всего два родника стоят на учете в водном реестре, а их там почти две тысячи. Аналогичные исследования ведутся в Бурятии и Калининградской области. Всего Фондом президентских грантов РФ было поддержано почти 100 проектов, связанных с очисткой родников, рек, прудов и озер — на общую сумму около 94 млн рублей. Некоторые регионы изыскивают собственные средства, так, в Ульяновской области в 2019 году было благоустроено 63 родника, из них 30 — за счет областного бюджета.

Похожая программа — «Родники Подмосковья» — действует в Московской области под патронатом местного Минэкологии и благотворительного фонда «Экология для всех» — родники благоустраиваются за счет внебюджетных средств и спонсорских взносов.
Эксперты считают, что даже все родники Татарстана мониторить будет невозможно

Рафаиль Ибрагимов, профессор кафедры общей геологии и гидрогеологии Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ, доктор наук, лично наблюдавший и проводивший исследования родников Татарстана в конце 1980-х — начале 2000-х годов (в основном в Бугульминском, отчасти в Альметьевском и Лениногорском районах), считает все же, что постоянное наблюдение за всеми родниками одновременно, прежде всего в годовом цикле — «проводить невозможно, это требует специального финансирования и довольно значительного».
Его коллега, Рустам Мусин, доцент кафедры общей геологии и гидрогеологии Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ, кандидат наук, абсолютно не согласен с утверждением, что родниковая вода «априори чистая», но отмечает, что хотя сегодня и ведется наблюдение за рядом родников — ведется оно частично, и, конечно, не по всем источникам, которых у нас целые тысячи.
Согласно отчету Минэкологии Татарстана за 2017 год, в республике зарегистрировано 5572 водозаборов. Фото komanda-k.ru
Сколько родниковых источников в Татарстане: есть с собственной историей, легендой и даже чудотворные
Сегодня только по литературным данным в республике учтено около 4 тысячи родников. Согласно отчету Минэкологии Татарстана за 2017 год, в республике зарегистрировано 5572 водозаборов, состоящих из 6726 действующих скважин и 724 каптированных (источники, заключенные в трубы) родников, принадлежащих 2750 водопользователям.
Помимо действующих скважин и родников, на территории республики имеется 1440 резервных скважин, 1854 бездействующих, из которых 508 — подлежит восстановлению и 1320 — ликвидации. Действующий лицензионный фонд подземных вод включает 1295 лицензий на право пользования недрами пресных подземных вод и 21 лицензия на добычу минеральных подземных вод.
Но лишь 45,5% водопользователей на 01.01.2017 г. имеют лицензии на право пользования недрами. При этом, как сообщали тогда специалисты министерства, только в 2015 году суммарный отбор подземных вод для водоснабжения городов Татарстана составил 36,1 млн кубических метров — а это порядка 21% от всего водоотбора по РТ. И он ежегодно уменьшается. Наибольшая доля уменьшения водоотбора характерна для городов Бугульма, Казань и Набережные Челны. Наряду с городами республиканского значения уменьшение водоотбора произошло по 21 административному району республики, а увеличение по 22 районам.

Максимальное уменьшение отбора подземных вод в 2015 году отмечено в Азнакаевском, Пестречинском и Буинском районах, а увеличение — в Заинском, Лаишевском и Алькеевском районах», — сообщается в докладе. Как пример, только в Прикамском регионе насчитывается 409 родников. Из них в городе Набережные Челны 11, в Актанышском районе 23, в Мензелинском 91, в Тукаевском 52, Елабужском — 45, и так далее. А еще 10 лет назад, в Татарстане было учтено 3702 родника. Максимальное количество было в Альметьевском районе (236), и Лениногорском (263) — что интересно, удовлетворительным только по техническому состоянию было признано лишь 74% всех альметьевских родников и лишь 51% — лениногорских.
Именно на юго-востоке Татарстана жители особенно любят местные родники, многие из которых не только имеют собственные названия, но и собственные легенды. Фото svyato.info
Характерно, что именно на юго-востоке Татарстана жители особенно любят местные родники, многие из которых не только имеют собственные названия («Лесная прохлада», «Легенда», «Петушок», «Прохладный», «Раздолье», «Старая мельница», «Муртаза» у деревни Зай-Каратай, «Тёплый ключ») и давно известны местным жителям, но и собственные легенды, а часть считается даже «чудотворными», как «Живоносный источник» и «Святая головка» (последний носит статус чудотворного аж с 1729 года).
Под наблюдением находятся чуть более сотни родников из нескольких тысяч
Учитывая, что в Татарстане несколько тысяч только известных родников, сколько же из них регулярно мониторится? Согласно официальным данным, на 1 января 2017 года, подземные воды наблюдались государственной опорной наблюдательной сетью (ГОНС), территориальной (ТНС), за которую отвечает НПО «Геоцентр РТ», подконтрольное Минэкологии Татарстана, и локальной (ЛНС).
ГОНС включает в себя 128 наблюдательных пункта в Татарстане с учетом одиночной скважины в Елабужском районе и включая 25 скважин Казани. Локальная сеть представлена 255 пунктами наблюдения, в том числе, на участках разработки нефтяных месторождений, на техногенных объектах связанных с нефтепереработкой, на полигонах бытовых отходов, на водозаборах подземных вод, на территориях сахарных заводов — но из них всего лишь 47 родников.

Наконец, территориальная наблюдательная сеть мониторит 98 скважин на территории Камско-Вятского артезианского бассейна Восточного Закамья — и всего 8 родников (по данным на 2017 год). Суммарно получается, мониторится едва ли больше 100 татарстанских родников — из почти четырех тысяч!
Мониторится едва ли больше 100 татарстанских родников — из почти четырех тысяч. Фото: eco.tatarstan.ru
В большей части родников — вода не очень хорошая
— Родники, как выходы грунтовых и подземных вод являются уникальным явлением. Они имели и имеют большое значение для водоснабжения населения, поддержания водного баланса и сохранения стабильности окружающих их биоценозов. С родниками связаны многие легенды и обычаи местного населения. Воду ряда родников местное население считает святой, целебной, используемой при лечение и профилактике различных заболеваний. На некоторых родниках сооружены часовни, которые представляют культурную ценность, — рассказал «Реальному времени» гидрогеолог Рафаиль Ибрагимов.
При этом вода из источников может быть как пресной, так и минерализованной. В первом случае говорят о родниках и ключах, во втором — об источнике минеральных вод. Родниковая вода доходит до нас в своем первозданном, природном, по своему гидрохимическому составу, виде, обратил внимание профессор КФУ: это касается родников, находящихся в экологически чистых районах, где в области питания отсутствуют естественные и искусственные источники загрязнения — «пить воду из таких родников полезно, она от природы сбалансирована по физико-химическому составу и конечно подарит энергию тем, кто её пьет».
— Но все в мире относительно. Многое зависит от местоположения самого родника. Трудно представить чистый родник в центре города, с плохой экологией и высокой загазованностью. Общая санитарно-гигиеническая характеристика родникового стока на городских территориях непригодна для питья. Качественная родниковая вода может быть только в роднике, находящемся в лесопарковой, лесной местности, где нет промышленных объектов, не ведутся сельскохозяйственные работы, вдали от автомагистралей и крупных поселений. Но родники так же, как артезианские скважины и колодцы, подвержены загрязнению, — предупреждает эксперт. — В наше время невозможно гарантировать неизменное качество родниковой воды, так как оно зависит не только от сезонных обстоятельств (ливни, паводки, грунтовые воды), но и от наличия близлежащих промышленных предприятий.
Большинство колодцев и родников в городах Татарстана, уверяет его коллега Рустам Мусин, характеризуется сегодня непитьевой водой (процентов 80-90%) — но что еще интереснее, тоже самое касается и родников в деревнях.

— Мы ходим в одно-, двухочковое «сооружение» годами, десятками-сотнями лет, выбрасываем в почву в том числе и бактерии, и, в конце концов, это еще и приводит к повышению жесткости воды, и повышенному содержанию нитратов в подземных водах (пусть и не превышающему ПДК). Практически во всех населенных пунктах Татарстана в большей части родников — вода не очень хорошая. И не забывайте, когда проводят гидрогеологический анализ — очень редко при этом проводят анализ бактериологический, этим обычно занимается Санэпидемстанция, и анализы довольно дорогие. И, вероятнее всего, эти воды в населенных пунктах непригодны для питья еще и из-за такого техногенного фактора.
Очаги загрязнений подземных вод отличаются от района к району
При этом, по данным исследований Минэкологии РТ, очаги загрязнения подземных вод разнятся от района к району.
для подземных вод, в том числе, родников, Предкамья характерно больше воздействие сельскохозяйственных и коммунальных объектов;
для Предволжья — несоответствие санитарным нормам по общей жесткости (водозаборы в бассейнах рек Свияга, Улема и др.), обусловленное природным геологическим фактором — наличие в водовмещающих породах прослоев легко растворимых гипсов;
для западного Закамья — воздействие сельскохозяйственных объектов и природные гидрогеологические условия (бассейны рек Б. Черемшан, Сульча и др.);

для восточного Закамья — техногенное воздействие, связанное с нефтедобывающей деятельностью, промышленное и коммунальное загрязнение (бассейн рр. Шешма, Степной Зай, Ик), а также участки несоответствия санитарным нормам природного состава подземных вод (бассейн рр. Ик, Стярле, Мелля, Мензеля);
для Казани — подтягивание некондиционных природных вод из нижележащих водоносных горизонтов и проникновение загрязняющих веществ с поверхности при коммунальном, транспортном или промышленном воздействии (утечки промышленных и бытовых стоков, полигоны отходов и свалки).
173 очага заражения относят к опасным — в большинстве из них отмечено превышение содержания железа общего, нитратов и марганца. 78 ОЗ отнесены к умеренно опасным (по превышению нормативов содержания хлоридов и сульфатов).
Впрочем, по мнению геологов, опрошенных «Реальным временем», сельскохозяйственный фактор — в частности, удобрения — на качество подземных вод и родников сегодня практически совсем не влияет. Изучив предволжский регион Татарстана на расстоянии 10 тыс. кв.км., проанализировав более 2 тысяч проб, к такому выводу пришли татарстанские гидрогеологи. Влияют на подземные воды, обращает внимание Рустам Мусин, скорее фермы, склады удобрения, а применение последних на полях.
Основным фактором, определяющим непригодность воды для питья в природных условиях, является наличие гипсов, которые довольно легко растворяются в воде. Фото kamneteka.com
Почему гипсы делают родниковую воду непригодной для питья
Рустам Мусин в разговоре с «Реальным временем», заметил, что и сам состав воды в зависимости от района Татарстана, довольно сильно отличается. Гидрогеологическое районирование подземных водных источников Татарстана, по его словам, проводилось неоднократно — и в основном на Юго-Востоке республики, в нефтяном регионе (как раз там, напомним, жители больше всего предпочитают родниковую воду).

И, хотя состав воды и определяется в первую очередь природными факторами, во многих случаях на формирование состава воды уже начинает влиять фактор техногенный. Основным же фактором, определяющим непригодность воды для питья в природных условиях — является наличие гипсов, которые довольно легко растворяются в воде в верхней части разреза земной поверхности, а большая часть воды, которую мы пьем — залегает именно там. Очень редко в Татарстане глубина залегания подземных вод превышает 40-50 метров, в большинстве случаев — это вообще метров 10-20:
— Пресной водой мы считаем такую, в которой минерализация, или количество солей, не превышает одного грамма на литр. У нас же в Татарстане мощность таких пресных вод — всего лишь 300-350 метров, чаще всего 50-70 метров. По существу, пресные подземные воды находятся в верхней части разреза земной поверхности. На глубине же нефтяных залежей — 1,5 километра, к примеру — минерализация может превышать 200 грамм на литр, это уже крутой рассол. И вот этот верхний часть разреза — его надо беречь!
Гипсы — это сульфат кальция, при попадании его в подземные воды, последние довольно быстро начинают набирать минерализацию. По существу, вода с содержанием даже 1,5-2 граммов гипсов — уже не является питьевой. Подобные условия, по словам Рустама Мусина — есть в районе Верхнего Услона: «ткните в любом месте, сделайте скважину — и попадете на солоноватую воду», эти условия чисто природные, никакого техногенного фактора там нет. При этом рядом находится село Печищи, которому повезло — там есть родник «Гремячка», где вода хорошая.
Во многих местах Юго-Востока Татарстана гипсы тоже залегают на поверхности, и там вода безо всякого техногенного фактора уже «непригодна для питья». Там, где гипсов очень много, а это в западной части Татарстана и на Юго-Востоке республики — вода имеет, по словам геолога, «непитьевые качества». Иногда в воде отмечают еще и превышающую предельно допустимую концентрацию «жесткость», или суммарное содержание кальция и магния.
«Приходилось наблюдать разбитые бутылки, консервные банки с острыми краями, остатки пищи и многое-многое другое», — с сожалением замечает гидрогеолог. Фото Рината Назметдинова
Близится время, когда традиционные источники воды просто исчезнут

Профессор Рафаиль Ибрагимов, которому приходилось на своей практике встречать и исследовать очень много загрязненных родников — в части из них вода действительно не соответствует требованиям СанПиНа 2.1.4.1074 и ГОСТа 2761-84 — тоже говорит о том, что, как показали исследования, у части родников «источниками загрязнения являются не только искусственные, но и природные факторы, которые на некоторых территориях даже преобладали».
— В этой связи, надо сказать о «людях», которые сознательно или несознательно вносят свою лепту в загрязнение родников. Моют машины, бросают мусор возле родников, не понимая, что совершают страшное зло. Приходилось наблюдать разбитые бутылки, консервные банки с острыми краями, остатки пищи и многое-многое другое, — с сожалением замечает гидрогеолог. — Многие ученые, особенно зарубежные, считают, что близится время, когда традиционные источники пресной воды (родники, а также реки и озера) просто исчезнут. Нельзя сказать, что подобные высказывания совершенно беспочвенны. Водная проблема становится важнейшей. Настоящую цену воде мы только начали узнавать.
По каким параметрам определяют качество родников
Уже в 2017 году специалисты Минэкологии Татарстана признавали, что в настоящее время важной задачей мониторинга подземных вод является своевременное выявление, оценка состояния и прогноз динамики развития очагов загрязнения пресных подземных вод. Для чего, по их мнению, крайне необходимо, кроме сбора и обработки информации от недропользователей, «проведение государственных наблюдений по территориальной наблюдательной сети, а также ежегодное обследование водозаборов и выявленных ранее участков загрязнения, проведение постоянного контроля крупных очагов загрязнения, опасных для обеспечения водоснабжения населения».
Сегодня нарушенное состояние подземных вод локально проявляется во всех водоносных горизонтах: «это, прежде всего, изменение химического состава и появление в больших количествах таких компонент, которые не связаны с геологическими и гидрогеологическими условиями водоносного горизонта, а обусловлены поступление или с поверхностными загрязненными водами или из более глубоких высокоминерализованных горизонтов».
Только на обустройство родника «Святой Ключ» Поповского поселения на объездной дороге Заинск-2 было потрачено более 1 млн рублей. Фото svyato.info

К слову, здесь можно найти полезную таблицу по крайней мере по 100 водозаборам и родникам с данными о загрязняющих веществах тех или иных скважин и максимальной инстенсивности заражения: в частности, по превышению ПДК нитратов, железа, аммиака, хлоридов, бромидов, сульфатов.
К примеру, в роднике «Хрустальный» Бавлинского района превышены ПДК нитратов, в ютазинском «Сирень чишма» — такая же ситуация. Повышенное содержание хлоридов найдено в роднике «Чапай» рядом с НГДУ «Туймазанефть» и в одном из лениногорском роднике села Верхний Каран. В 2014-2020 годах родники приводили в норму и благоустраивали проводя целевые природоохранные мероприятия по программе «Охрана окружающей среды, воспроизводство и использование природных ресурсов РТ на 2014-2020 годы». Для примера, только на обустройство родника «Святой Ключ» Поповского поселения на объездной дороге Заинск-2 — было потрачено более 1 млн рублей. А на благоустройство родников в с. Шахмайкино Новошешминского муниципального района было освоено 2,5 млн руб., в с. Старое Мокшино Аксубаевского муниципального района — 995,0 тыс. руб.
Как «Ромашка» испортила родники на Юго-Востоке Татарстана
Самым частым фактором, влияющием на питьевые качества воды — является ее жесткость. Во-вторых, во многих местах на качество воды влияет наличие железа. В-третьих, практически повсеместно в нашей воде есть нитраты. Что же касается хлоридов, то они превышают ПДК в 350 мг на литр воды — только в нефтяном регионе, замечает геолог Рустам Мусин. Во всех остальных местах ПДК хлоридов в воде не превышает нормативов, за редким исключением: например, хлоридов в воде будет много, если дорожники «круто используют» соль для покрытия дорог: некоторые просто складывают соль на поверхности, атмосферные осадки ее растворяют, и та проникает в почву и подземные воды.
— Локально хлориды превышают ПДК в воде как раз на Юго-Востоке, в нефтяных районах Татарстана. И именно за счет масштабного загрязнения подземных вод — за счет утечек попутных нефтяных вод. Площадь Ромашкинского месторождения — 6 тыс. кв.км. И по существу на этих 6 тысячах квадратных километрах — хорошей нормальной воды найти проблематично! Там идет масштабное региональное загрязнение. Чтобы вы себе примерно представляли: в 1970-е годах там отмечалось до 5-6 тысяч разных порывов труб, до 5-6 млн кубометров в год! По этим трубам откачивали продукт, а сегодня в нефтепродукте там максимум 10% нефти — остальное попутная нефтяная вода с очень высокой минерализацией, высоким содержанием хлоридов. Все это в результате разливается на поверхности, часть испаряется, большая часть уходит в грунт, попадает на уровень грунтовых вод. И эта круто соленая вода — хлориды натрия и кальция — распространяется по пласту, — объяснил Мусин, преподаватель Института геологии и нефтегазовых технологий КФУ, написавший уже несколько научных работ об особенностях влияния на природные воды нефтяных промзон как Татарстана, так и России.
Контроль качества воды из эксплуатируемых родниковых водозаборов, используемых для водоснабжения населения всего Татарстана, сегодня ведется территориальными органами Роспотребнадзора. Фото vk.com
Да, действительно, использование родниковых вод для питья характерно, прежде всего, для Юго-Восточной части республики, где каптированные (благоустроенные) родники включены в схемы нецентрализованного и централизованного водоснабжения, рассказали в ответ на запрос «Реального времени», в Минэкологии Татарстана. Каптированные родники, заявили в министерстве, имеют существенное значение в обеспечении потребностей большого числа как мелких, так и довольно крупных населенных пунктов.

— К примеру, в таких крупных городах Юго-востока РТ, как Азнакаево, Бугульма, Лениногорск, в эксплуатацию вовлечены родниковые воды в количестве от 3,5 до 22 тыс.м3/сут. Это от 32% в балансе питьевого водоснабжения городе Азнакаево и до 100% г. Лениногорска, — уточнили в ведомстве.
В рамках программы геоэкологического мониторинга наблюдения за состоянием подземных вод, в том числе и родников, в пределах участков нефтяных месторождений на Юго-востоке республики осуществляет ПАО «Татнефть», рассказали нам в Минэкологии РТ: с 1995 года в нефтяной компании действует специальная программа, в рамках которой уже обустроено около 500 родников. В настоящее время компания не только благоустраивает новые, но и занимается поддержанием качества воды в ранее обустроенных источниках, добавили в ведомстве. Сам же контроль качества воды из эксплуатируемых родниковых водозаборов, используемых для водоснабжения населения всего Татарстана, сегодня ведется территориальными органами Роспотребнадзора. Кроме того, сообщили нам, часть родников включена в территориальную наблюдательную сеть в рамках мониторинга подземных вод Татарстана, осуществляемого ГУП «НПО Геоцентр РТ» (см. выше о ТНС).
Последний раз кадастр родников выполнялся еще в 2007 году
В НПО «Геоцентр РТ», комментируя инициативу активистов о мониторинге всех российских родников Роспотребнадзором РФ, заявили «Реальному времени», что в настоящее время функции по ведению мониторинга состояния недр, в том числе по ведению мониторинга подземных вод, возложены на Министерство природных ресурсов РФ (МПР РФ). А в Татарстане мониторинг подземных вод территориального уровня уже осуществляет ГУП «НПО Геоцентр РТ» по государственному заказу Министерства экологии и природных ресурсов РТ (МЭПР РТ).
Однако в последний раз, признались в ведомстве, целенаправленное изучение родникового стока выполнено ГУП «НПО Геоцентр РТ» в рамках госконтракта с МЭПР РТ «Создание кадастра родников РТ, используемых или перспективных для использования в качестве источников хозяйственно-питьевого водоснабжения» — еще в 2007 году. В кадастр родников, используемых или перспективных для использования в качестве источников хозяйственно — питьевого водоснабжения Татарстана тогда было внесено 3134 родника. Была построена и карта фактического материала М: 500 000, схематическая гидрогеохимическая карта и схематическая карта районирования территории РТ по характеру проявления родникового стока. Ранее, в 2002 году, ЗАО «ГИДЭК» были также выполнены поисково-оценочные работы на участках родниковой разгрузки на территории Закамья РТ. В последнем случае изучали еще и состав и качество родниковых вод в естественных и осложненных интенсивными техногенными нагрузками (нефтедобыча, сельское хозяйство, урбанизация) условиях, и давали прогноз по ресурсам и эксплуатационным запасам родниковых вод.
Изучали еще и состав и качество родниковых вод в естественных и осложненных интенсивными техногенными нагрузками (нефтедобыча, сельское хозяйство, урбанизация) условиях. Фото: rus.rt.com
Первая масштабная работа по изучению подземных вод Татарстана начата в этом году

Как рассказали нам в «Геоцентре РТ», с 2007 года, в рамках геологической программы МЭПР РТ на территории Татарстана специализированных работ по изучению только родникового стока не проводятся. В то же время, в 2020 году по государственному заказу всего того же Минэкологии РТ в рамках ведения мониторинга подземных вод территориального уровня качественный состав подземных вод изучается в пределах Предволжья РТ. Для построения гидрогеохимических карт, отражающих качественный состав подземных вод данной территории, выполняются работы по гидрохимическому опробованию подземных вод из скважин и родников.
— К большому сожалению, в настоящее время мы имеем только отрывочные данные о качественном составе подземных вод на локальных участках республики, — заявляют в Геоцентре Татарстана. — Будем надеяться на результаты работ по изучению гидрогеохимического состава подземных вод на территории Предволжья РТ, выполняемых коллективом ГУП «НПО Геоцентр РТ» в 2020 году. Можно считать, что это первая масштабная работа по изучению качественного составе подземных вод на территории РТ, проводимая за последние 10 лет в рамках мониторинга подземных вод.
Делать это необходима, так как, отмечают в ведомстве, воды родников, помимо прочего, являются еще и важнейшим источником хозяйственно-питьевого водоснабжения республики: они широко используются для водоснабжения многих населенных пунктов, в том числе для централизованного водоснабжения таких городов как Лениногорск, Бугульма, Азнакаево, Арск.
Геоцентр РТ: нефтепредприятия и бесконтрольное бурение скважин — что влияет на родниковые воды
«Основным отрицательным фактором, влияющим на состояние родниковых вод, является деятельность промышленных, нефтедобывающих и сельскохозяйственных предприятий, а также наличие не канализованных населенных пунктов в пределах площадей формирования родникового стока, — рассказали «Реальному времени» в Геоцентре Татарстана. Вторым отрицательным фактором, негативно влияющим на состояние родниковых вод, является «бесконтрольное бурение водозаборных скважин в области формирования родникового стока без надежной изоляции водоносных горизонтов», что приводит к истощению и загрязнению водоносных горизонтов. Этому же способствует и наличие заброшенных скважин, подлежащих ликвидации.
— Изучение качественного состава подземных вод, оценка ресурсного потенциала и запасов подземных вод, изучение режима и баланса подземных вод, выявление источников загрязнения подземных вод и защита их от загрязнения и истощения являются самыми актуальными задачами на сегодняшний день, — согласились в НПО «Геоцентр РТ». — А для решения данных задач необходимо выполнять полномасштабные гидрогеологические работы с выделением денежных средств из бюджета РТ и РФ.

Вопрос чистоты родников затрагивала глава регионального Роспотребнадзора Марина Патяшина. Фото Максима Платонова
«Реальное время» также направила свои запросы о качестве воды и мониторинге родников в Роспотребнадзор по РТ, но к настоящему моменту ответов получено не было. Однако по совпадению на недавней сессии Госсовета Татарстана вопрос чистоты родников затрагивала глава регионального Роспотребнадзора Марина Патяшина.
— Надо понимать, что родниковая вода является слабозащищенной от микробного загрязнения. Потому что это поверхностный водоносный горизонт и в случае паводка или дождей эта вода очень часто, практически каждая пятая проба, бывает нестандартна по микробиологическим показателям. Более того родники у нас часто не являются единственным источником водоснабжения в селах наших. У нас на сегодня около 150 родников, которые являются единственным источником водоснабжения. Употребление такой воды возможно только после кипячения, — рассказала она депутатам.

Вас также может заинтересовать...

В Санкт-Петербурге