Нехаляльный скандал в колонии Татарстана: кто вместо зэков съел 13 тонн свинины?

28

СК возбудил дело о мясной афере в ИК-3 под Казанью
Внезапная инвентаризация на продовольственном складе пестречинской колонии №3 Татарстана обернулась уголовным делом. Проверяющие из УФСИН по РТ обнаружили недостачу 13 тонн свинины и субпродуктов и не поверили акту об их списании еще в день поступления в исправительное учреждение. Как выяснило «Реальное время», попытка взыскать 2,3 млн рублей за пропажу мяса с завскладом провалилась в суде. Теперь виновника ищут сотрудники Следкома.

Как начальник колонии с завскладом судился
Уголовное дело возбуждено в Высокогорском отделе Следкома по РТ в отношении неустановленных должностных лиц исправительной колонии пестречинской ИК-3 УФСИН Татарстана. Их подозревают в мошенничестве в особо крупном размере.
По данным источников «Реального времени» возбуждению предшествовало частное определение суда. Оно было вынесено по результатам рассмотрения гражданского иска начальника ИК-3 к заведующему складом той же колонии. Подполковник внутренней службы Александр Мелешенко просил суд взыскать с подчиненного Рашита Шайхутдинова ущерб в 2 млн 310 тысяч рублей, причиненный последним при исполнении должностных обязанностей.
В своем иске Мелешенко указал: в конце апреля 2020-го внезапная инвентаризация выявила солидную недостачу — на продовольственном складе не нашли 10,6 тонны мяса свинины и 2,4 тонны субпродуктов. Причем завскладом перед инвентаризацией отказался ставить подпись на акте о ее проведении, чем вызвал подозрения у начальства.

Согласно сайту суда, в истории этакого свинства за решеткой разбирался председатель Тюлячинского райсуда Рамиль Бикмиев. Фото yandex.ru
Колония находится в Пестречинском районе, а иск рассматривали в Тюлячах — по месту жительства ответчика. Согласно сайту суда, в истории этакого свинства за решеткой разбирался председатель Тюлячинского райсуда Рамиль Бикмиев. В качестве третьего лица он привлек к делу региональное подразделение ФСИН, правда, его представитель в суд так и не явился.
Не было и истца-подполковника, интересы колонии на суде представляла его подчиненная. Позиция руководства колонии — раз завскладом не обеспечил сохранность вверенных ему материальных ценностей, то есть продуктов, то должен оплатить их бюджету из своего кармана.
Сам Шайхутдинов на заседании убеждал собравшихся — ту «пропавшую» свинину он даже не видел. Эту информацию подтвердил и один из сотрудников колонии. В результате суд пришел к выводу об отсутствии доказательств того, что завскладом вообще вверялись те самые 13 тонн мяса и субпродуктов. Напротив, из приобщенных товарных накладных и приходных ордеров на приемку материальных ценностей следовало — недостающее имущество Шайхутдинов не получал и за него не расписывался.

В удовлетворении иска Мелешенко было отказано, и это решение никем из сторон не оспаривалось.
Позиция руководства колонии — раз завскладом не обеспечил сохранность вверенных ему материальных ценностей, то есть продуктов, то должен оплатить их бюджету из своего кармана. Фото tatar-inform.ru
В УФСИН нехаляльный скандал не комментируют
5 октября вслед за отказом по иску тюлячинский судья вынес и частное определение в адрес прокурора Татарстана Илдуса Нафикова, руководителя Следкома по РТ Валерия Липского и начальника УФСИН по РТ Эдуарда Хиалеева. В этом документе были изложены факты, установленные в гражданском процессе, — отсутствие как документов, подтверждающих передачу имущества на склад ИК-3, так и доказательств, что между действиями заведующего и пропажей товара имеется причинно-следственная связь.
При этом факт недостачи на 2,3 млн рублей может свидетельствовать о наличии состава преступления, — указал судья Бикмиев в частном определении и попросил руководителей силового блока о принятых по данным сведениям решениях.

Ответом, как выяснило «Реальное время», стало возбуждение дела о мясной афере. Его расследование началось еще в октябре. Однако подозреваемых пока нет. В настоящее время следователи ждут результатов экономической экспертизы.

В УФСИН по РТ нехаляльный скандал комментировать не стали, предложив подождать выводов следствия.
Источники «Реального времени» в правоохранительных органах поделились частью информации, которая не попала в решение суда: якобы проблемная мясная поставка имела место еще в 2016—2017 году, до того как подполковник Мелешенко возглавил ИК-3. Причем регулярные инвентаризации в колонии проводились выборочно, поэтому факт пропажи не был установлен раньше.
Фаррахов поначалу заявлял об оговоре, однако позже признал вину. В марте 2018-го его приговорили к 2,5 года колонии общего режима. Фото Марии Горожаниновой
Сомнения у проверяющих появились после анализа документов о поставке 13 тонн продуктов и их списании без передачи на склад. Не исключено, что гражданский иск был инициирован с целью повесить вскрытую проблему на крайнего. Куда и на каком этапе исчезла свинина, теперь разбираются следователи.
Заметим, до Александра Мелешенко колонией в пестречинской Пановке командовал Руслан Фаррахов. В апреле 2017-го его заподозрили в получении взятки 95 тысяч рублей стройматериалами, конфетами и коньяком. Фаррахов поначалу заявлял об оговоре, однако позже признал вину. В марте 2018-го его приговорили к 2,5 года колонии общего режима.
Колония в селе Пановка под Казанью существует аж с 1935 года, ее создали на месте зерносовхоза, передав новому исправительно-трудовому учреждению вместе со зданиями 4 га земли, 4 трактора, 65 лошадей, 29 коров и 65 свиней. До 1975 года здесь содержались и мужчины, и женщины. Сейчас женских колоний на территории Татарстана нет, а мужчины в ИК-3 заняты не только на земле, но и на швейном участке, а также линии по фасовке гигиенических наборов для поставок внутри системы ФСИН. Лимит учреждения — 958 человек.

По данным открытых источников, ИК-3 выполняла госзаказы на 476,7 млн рублей и выступала заказчиком по 817 госконтрактам на полмиллиарда с лишним. Один из контрактов 2020 года касается поставки для нужд исправительного учреждения поголовья свиней для убоя за 2,8 млн рублей.