Диоксины нашего городка

57

В Казани - Диоксины нашего городка

Фото:
Уралинформбюро

Россия стоит на пороге нового этапа мусорной реформы — в ближайшие годы госкорпорации собираются застроить едва ли не всю страну заводами по сжиганию отходов. Один из них может появиться и в Екатеринбурге, хотя профильные чиновники не раз заявляли обратное.

Сколько «дочку» не корми…

Государственные корпорации Росатом, Ростех и ВЭБ.РФ в мае 2020 года заключили соглашение о строительстве не менее 25 «заводов энергетической утилизации отсортированных твердых коммунальных отходов». Объекты назвали «мусорными теплоэлектростанциями», МТЭС (судя по всему, чтобы обойти негативное по смыслу слово мусоросжигание). В «печь» собираются отправлять непригодные к вторичному использованию отходы.

При этом «дочка» Ростеха — «РТ-инвест» — уже строит пять таких мусорных теплоэлектростанций в Подмосковье и Казани. Вместе они смогут сжигать около 3,35 миллиона тонн отходов в год. Ожидается, что запуск предприятий состоится в 2022-2023 годах.

И на сайте проекта «Энергия из отходов» всячески подчеркивается польза и безопасность таких станций. Мол, образующаяся в процессе сжигания зола будет нейтрализоваться путем цементирования, а шлак, предварительно проверенный на наличие черных и цветных металлов, направят на дорожное строительство. А еще все эти пять заводов, как ожидается, обеспечат электроэнергией 1,2 миллиона местных жителей.

Так может выглядеть завод в Казани. Фото: сайт w2e.ru

Весь этот позитив через несколько лет рискует оценить на себе Екатеринбург. По данным федеральных СМИ, уральская столица попала в предварительный список агломераций, в которых в 2025-2027 годах могут построить МТЭС. Также жечь мусор планируют начать, например, на черноморском побережье (настолько, видимо, никому не хочется возиться с курортными отходами).

Как считает бывший директор предприятия «Спецавтобаза» Нафик Фамиев, один завод не спасет Свердловскую область. При этом саму идею строительства таких предприятий он назвал вредной и технологически, и финансово.

Сжечь и получить огромные деньги. Вы же знаете сколько они стоят?» — прокомментировал он «Уралинформбюро» планы госкорпораций.

А денег на эти заводы нужно действительно очень много. Если изначально общая стоимость проекта оценивалась в 600 миллиардов рублей, то сейчас речь, по данным «Известий», идет о почти 1,3 триллиона рублей (кто бы сомневался). Вполне вероятно, что борьбу госкорпораций за зеленое будущее оплатят потребители той самой «мусорной» электроэнергии.

При этом сжигание — страшный сон практически любого эколога. И планы по строительству десятков мусоросжигательных заводов отчетливо намекают, что принятые ранее решения в части захоронения, сортировки и переработки отходов не могут исправить мусорную проблему.

«Концентрированное зло» по соседству

В 2019 году власти России приравняли сжигание мусора к утилизации. Против этого протестовали в Greenpeace, отмечая, что страна, выбрав такой путь, «забудет» о правильной переработке отходов.

Сейчас, когда «дымные» заводы все ближе, экологи напоминают, что позитивного в них мало.

«Диоксины, диоксид серы, тяжелые металлы, включая ртуть и свинец — лишь часть того, что выбрасывают заводы», — говорится в материалах Greenpeace.

Та зола, которую создатели МТЭС обещают нейтрализовать, является токсичным отходом, и для нее нужно будет строить новые полигоны. Противники сжигания мусора утверждают, что заводы образуют до трети золошлаковых отходов от общей массы сжигаемого. На портале «Энергия из отходов», в свою очередь, говорится, что на шлак придется 10%, а на золу только 3%.

Также экологи ранее сообщали, что суммарно 30 заводов (25 новых плюс пять возводимых) смогут сжигать лишь 20% от общего объема существующих отходов. Еще один объективный страх активистов заключается в том, что такие предприятия не дадут отказаться от неперерабатываемой упаковки. Они считают, что страна будет вынуждена производить для заводов топливо. Кроме того, по мнению ряда специалистов, «мусорная» электроэнергия будет дороже обычной. Нужна ли она рынку и людям?

«Никакая печь до конца не сжигает, образуется зола, она — отход повышенного класса вредности. У нас даже полигонов для захоронения такого класса вредных веществ в Свердловской области нет. Это концентрированное зло. Плюс то, что вылетает из трубы», — говорит Нафик Фамиев.

Эксперт напомнил, что в мусоре много вещей, которые нельзя отправлять в огонь. Поэтому логичный вопрос, а не будут ли в российских реалиях просто сжигать все скопом, не обращая внимание на необходимость активно менять фильтры?

По мнению Нафика Фамиева, региону нужны современные «сортировочные линии, которые могут до 100 фракций извлекать, а не такие, как сейчас, где таджики стоят и перекидывают кислятину».

По мнению лидера общественного объединения «Экоправо» Андрея Волегова, если бы в регионе велась глубокая переработка мусора до 85%, то тогда вопрос сжигания оставшихся 15% еще можно было бы обсуждать.

«Но если сжигать в тех объемах, которые сейчас? Фильтров не накупиться. […] Я не считаю это выходом из положения. Надо реально менять всю структуру образования отходов», — отметил он, выступив за создание инфраструктуры по переработке мусора.

Ростех зажигает протесты?

Госкорпорации со своими заводами фактически врываются на чужое поле. Возможное строительство мусорной теплоэлектростанции в Екатеринбурге идет в разрез с мнением и планами регионального министерства энергетики и ЖКХ. На Среднем Урале профильные чиновники неоднократно говорили, что таких объектов в области не будет. И сейчас их мнение не изменилось — в ответе на запрос издания ведомство четко заявило, мол, «дымить» в регионе не собираются.

Подобные объекты энергетической утилизации отходов производства и потребления территориальной схемой […] на территории Свердловской области не предусмотрены», — сообщили там.

Но желание госкорпораций — история особая. Об этом не понаслышке знают, например, сотрудники скорой помощи в Нижнем Тагиле или протестующие против ввоза в регион «урановых хвостов» экологи.

Кстати, о протестах. Строительство мусорной теплоэлектростанции может встретить серьезное сопротивление со стороны местных жителей. Если уж они бастовали против простых свалок, то что будет, когда Ростех придет с «дымящейся трубой»? Тем более, что как и в случае с полигонами, МТЭС вряд ли получится построить на серьезном отдалении от населенных пунктов.

Пример проявления недовольства имеется — Казань. Там противостояние дошло до установки платочного городка, который был снесен ОМОНом. По словам местного активиста Антона Голубкова, одна из претензий местных жителей связана с тем, что данные, насколько вреден или безопасен будущий мусоросжигательный завод, якобы скрыты от простых людей.

«Реальной информацией по заводу не обладаем, это уже вызывает вопросы, они всячески пытаются ее спрятать», — отметил он.

Акция против строительства завода. Фото: dioxinovo.net

Еще противник строительства объекта выразил опасение по поводу того, что в Казани золошлаковые отходы будут захораниваться на обычной свалке — иных мощностей для этого нет. Он предположил, что также может случиться и в Екатеринбурге.

Мусорная реформа, очевидно, имеет свои плюсы, но в глазах людей зачастую она выглядит одним большим минусом. По словам Нафика Фамиева, сейчас действительно меньше отходов стало попадать в лес, многие незаконные свалки были закрыты.

«Начата была реформа, в принципе, неплохо, а потом опять все застыло, а потом в нее пытаются врубиться вот такие Ростехи», — посетовал он.

Артём ПЕТРОВ