В Екатеринбурге

В Екатеринбурге появился турмаршрут об истории немецкой диаспоры

В Екатеринбурге - В Екатеринбурге появился турмаршрут об истории немецкой диаспоры

Фото:
Российская Газета

Все новости на карте

По словам выпускающего редактора путеводителя «Екатеринбург немецкий» Светланы Булатовой, заказ на него поступил от дипломатов. Весь июль музейщики искали материалы в архивах. Помимо экскурсии, подготовлен документальный фильм. Его покажут на торжественных мероприятиях в честь Года Германии в России.
— С самого основания в 1723 году Екатеринбург был мультинациональным. У его истоков стояли шведы, немцы, русские, поляки. Но немцы занимают особое место, ведь сама структура управления в городе строилась «на саксонский манир». Эту модель, действовавшую в городе Фрейберге, выбрали лично Татищев с Петром I, — рассказывает Екатерина Калужникова, научный сотрудник МИЕ. — В XVIII веке в руководство Главного управления Уральских горных заводов входили администраторы Михаэлис, Блюер, Гейденрих, Райзер, фон Баннер, Леман. Старейшее каменное сооружение города — горная канцелярия — возвели в 1737-1739 годах по проекту Иоганна фон Баннера. Сегодня в нем находится Уральская консерватория.

Напротив — гимназия 1861 года постройки. Но интересно нам в этот раз не само здание, а скверик перед ним. Здесь с 1735 по 1786 годы стояла немецкая школа. Открыли ее опять-таки по инициативе Василия Татищева. Поиск учителей поручили саксонцу Иоганну Улиху. Первым ректором назначили Бернгарда Штермера. Обучались здесь дети не только управляющих заводов, но и мастеровых, солдат. Помимо немецкого, им читали латынь, математику, черчение, пробирное дело.
— У Татищева были далеко идущие планы на школу: она готовила специалистов, которые умели читать труды по геологии, строительству заводов. Это был отличный социальный лифт: любые способные мальчики, даже не имея аристократического происхождения, могли сделать фантастическую карьеру, — подчеркивает Екатерина Калужникова.
Немецкие горные инженеры, металлурги, рудознатцы приезжали в Екатеринбург по контракту на 5-6 лет, чтобы помочь становлению промышленности и подготовить местные кадры. Для «контрактеров» пытались создать более-менее привычную среду, неслучайно во времена правления Анны Иоанновны на главной площади города построили деревянную кирху. Услуги пастора оплачивались из казны. Один из первых пасторов Екатеринбурга Лаврентий Зехтинг, помимо собственно церковной службы, занимался преподаванием, надзирал за казенной библиотекой, возглавлял немецкую школу.
С самого основания в 1723 году Екатеринбург был мультинациональным. У его истоков стояли шведы, немцы, русские, поляки. Но немцы занимают особое место, ведь сама структура управления в городе строилась «на саксонский манир»

В 1801-1822 годах богослужения переместились в здание Горного управления, а 1835-м — в арсенальские склады. Только в 1861-м лютеранская община получила разрешение на строительство каменного храма Петра и Павла на углу Главного проспекта и улицы Солдатской (напротив современного театра музыкальной комедии). Деньги пожертвовали сами прихожане. Стройка шла целых 10 лет, зато в новой кирхе был и орган, и молельный зал на 120 мест. Церковь прожила долгую жизнь, и не только как храм: в 1920-е годы ее приспособили под коммуналки, снесли лишь в конце 1930-х.

— Сколько изображений Татищева на Плотинке? А де Геннина? На одно меньше. Почему? — задает провокационный вопрос гид у памятника основателям города. — Все мы много раз проходили возле горельефа рядом с водосбросом. Там изображен Татищев, пишущий письмо Петру I. Его окружают раскольник, солдат, первооткрыватель уральского золота Ерофей Марков. Все, кроме де Генина. Горельеф установили к очередному юбилею Свердловска, тогда в СССР шла борьба за патриотическое прописывание истории. Иностранцев из нее просто вымарывали. Человека, который руководил строительством Екатеринбургского завода и еще десятка других на Урале, а также Монетного двора, реабилитировали, по сути, только в 1990-е.

Долгое время оставался открытым вопрос о происхождении де Геннина. В большинстве источников его называют голландцем. Окончательную точку в этом вопросе поставил совсем недавно немецкий фотограф-любитель. Побывав в Екатеринбурге, он занялся поисками и обнаружил в метрической книге церкви Святого Николауса в городе Зиген запись о крещении де Геннина в 1676 году. Тогда это было княжество Нассау, сейчас земля Северный Рейн-Вестфалия. Зиген считался горнозаводским городом, неудивительно, что Георг Вильгельм начал свою карьеру формовщиком на металлургическом предприятии. Потом поступил на службу в голландскую армию. Формально оттуда в 1697 году его и пригласили в Москву, а затем в Екатеринбург на должность Горного командира, которую де Геннин занимал с 1722 по 1734 год.
Не менее примечательный объект — дом Главного начальника горных заводов на Набережной Рабочей молодежи, 3. Эту должность учредили в начале XIX века. В свое время ее занимали 11 офицеров и инженеров, в том числе трое с немецкими корнями: Андрей Дитерихс (1831-1836), Федор Фелькнер (1856-1863), Александр Иосса (1863-1870).

— При генерале Глинке служило несколько выдающихся чиновников, которые видоизменили целые отрасли. Один из самых уважаемых — Иван Шульц, Главный горный лесничий. Именно он составил первую картографию уральских лесов, актуальную до сих пор. Начал рекультивацию насаждений. Постарался убрать из практики топоры: лес рубят — щепки летят, это не рационально, а от пилы щепок нет, — делится малоизвестными подробностями экскурсовод.
Пополнение немецкой диаспоры происходило не только за счет чиновников, но и за счет предпринимателей. Так, каменное здание Горной аптеки построили именно там, где находился медицинский огород, разбитый еще в 1740-м саксонцем Людвигом Христианом Мейндерсоном. В начале XIX века пост провизора занял еще один талантливый исследователь Густав Фридрих Гельм. Помимо аптекарского дела, он профессионально занимался ботаникой и минералогией, в его честь названо несколько видов растений. Здание Горной аптеки прекрасно сохранилось, сейчас в нем расположен музей камнерезного искусства.
После того, как в 1886 году Горную аптеку закрыли, в городе действовало пять частных заведений, в том числе Альфреда Вейерсберга (улица Пушкина, 16). Это помещение интересно тем, что все 134 года своего существования не меняет назначения.
На перекрестке улиц Малышева-Карла Либкнехта к истории диаспоры имеют отношение сразу несколько домов. К примеру, художественная школа занимает бывший особняк Исаака Сяно, где первый этаж снимал Рихард-Арвид Штроль. Он прибыл в Екатеринбург в 1890-е как представитель фабрики велосипедов, позднее открыл магазин спортивных и технических товаров. Состоял в городском обществе велосипедистов-любителей, в 1898-м даже завоевал титул лучшего ездока. Регулярно участвовал в велогонках, организовывал гонки на мотоциклетках и первые рекламные автопробеги. К сожалению, в I Мировую Штролю пришлось расстаться со своим бизнесом: у немцев, сохранивших германское подданство, отбирали торгово-промышленные предприятия и поражали в правах. Предпринимателя выслали в Иркутск, где он и скончался.
Похожая судьба — у бизнеса Иоганна Кетеррера. Уроженец Бадена прибыл в Екатеринбург в 1882 году и организовал мастерскую по ремонту и настройке роялей, пианино и фисгармоний. Со временем открыл магазин, где продавал музыкальные инструменты, ноты и билеты на концерты. Одноэтажный магазин проработал на Вознесенском проспекте, 22 долгих 30 лет, но в 1915-м собственникам пришлось его продать.
Кстати, первое время в Екатеринбурге мастер фисгармоний арендовал угол в усадьбе Карла Вурма. Семья прусских подданных приехала из города Митау в Курляндии. Карл Фридрих Вурм преподавал немецкий и арифметику, жена Эмилия содержала пансион для девиц. В 1882 году их сын открыл типографию, где издавались «Екатеринбургская неделя», «Уральское горное обозрение», а после революции 1905 года — сатирические газеты. Из-за печати еженедельника «Общество» в 1907-м заведение «Вурм и Ко» закрыла полиция. Семью выслали из страны. Несмотря на это, их потомки вернулись в СССР.

По окончании экскурсии собравшиеся поделились впечатлениями. Так, директор 37-й гимназии Светлана Трухина призналась, что с удивлением услышала о существовании немецкой школы в Екатеринбурге в XVIII веке.
— Приду домой — буду искать источники или расспрашивать работников музея, — отмечает педагог.
Генконсулу ФРГ в Екатеринбурге Матиасу Крузе тур очень понравился.
— Мимо многих объектов люди много раз проходили, но не замечали, потому что нет времени. Нам важно сохранить историческую память. Проект «Екатеринбург немецкий» призван отметить вклад немцев в развитие культуры и промышленности города, — говорит он.
Презентованный маршрут — первый и далеко не исчерпывающий, он охватывает период с XVIII по начало XX века. В 2021-2023 годах планируется продолжить исследования.

Вас также может заинтересовать...