Куда бежать из соцсетей

В Екатеринбурге - Куда бежать из соцсетей

Фото:
Деловая газета "Взгляд"

Самая пронзительная история января лично для меня — пожар в Екатеринбурге. Несмотря на жуткое (погибли восемь человек) происшествие, это вполне заурядное в бесконечно-бесстрастной хронике происшествий, но царапает по сердцу и делает неуютно и больно то, как погибла мама и ее семилетняя дочь. Поняв, что дом горит, мать взяла телефон и начала строчить в Twitter:

«Девятый этаж, умираем. Квартира снизу горит, задыхаемся. Я с ребенком взаперти». В итоге 90 человек эвакуировали, спасли, а их — нет. Не потому ли, что мама писала в соцсети вместо того, чтобы броситься искать выходы эвакуации или, как советуют спасатели, промочить все имеющиеся в доме тряпки и проложить щели, чтобы не проникал дым? Блогосфера набросилась на мать, но судить погибшую женщину — последнее дело. Особенно обидно то, что писать-то мама писала, только в Twitter у нее полтора человека друзей. Представьте, ты пишешь: «Спасите, я умираю!» А этот твой пост набирает ровно один лайк. Да и тот беспомощен на расстоянии и когда счет идет на минуты. Ужасная, жалкая история, о которой, чтобы рассуждать, нужно запастись недюжинным цинизмом.

Соцсети так глубоко проникли в нашу жизнь, а мы от них стали настолько зависимы, что тебя почти не существует в мире, насквозь пронизанном соцсетями, если тебя в них нет. Быть вне соцсетей — роскошь, позволительная разве что знаменитым писателям или президентам. Да и они там с удовольствием сидят, наслаждаясь силой публичности, управляя общественным мнением.

Случившееся с Трампом шокировало всех, по этой теме к массиву сказанного нечего добавить, разве что один Facebook 17 января разблокировал Дональда Фредовича, запретив только, и это забавно, создавать мероприятия через интерфейс соцсети. Последствием блокировки главы государства Twitter’ом, а также разгрома альтернативной соцсети Parler, помимо подрыва доверия к площадкам, стал, например, беспрецедентный рост популярности Telegram.

Мессенджер прислал всем своим пользователям сообщение о том, что «число активных пользователей Telegram превысило 500 миллионов, и только за последние 72 часа в Telegram зарегистрировались более 25 миллионов человек со всего мира». Что ж, я вообще давно, как патриот, радуюсь за Павла Дурова, простого русского парня и вундеркинда, который уникален в мировом IT уже хотя бы тем, что с «Тележкой», по сути, повторил опыт глобального мегауспешного проекта. Сначала «ВКонтакте», потом Telegram, подобных случаев, когда гений технологий начинает жизнь и карьеру с нуля и вновь терпит сокрушительный успех — в мире немного. И да, Павел — наш человек. Говорят, если ему в личку написать, ответить он не ответит, но сообщения читает.

Главный вывод, который сделали пользователи соцсетей по всему миру — что нужно уже сейчас позаботиться, найти и обустроить гнездышко где-нибудь на альтернативной площадке, завести себе параллельную соцсеточку, будь то мессенджер Signal (с 6 по 10 января установили почти 7,5 млн раз во всем мире) или стремительно набирающая популярность так называемая децентрализованная и позиционирующая себя свободной от цензуры соцсеть Minds.

Мы хотим доверять своему электронному убежищу, мы доверяем аккаунтам самое ценное. Боже мой! Только сейчас понял, насколько одинока была та сгоревшая вместе с ребенком женщина. Мы об этом не думаем, но ведь, возможно, что ей попросту некому было позвонить, не у кого попросить помощи.

Причина беспрецедентного роста Telegram и рекордного роста Signal (на 4200%) только частично в событиях вокруг Трампа. С огромным ведром даже не масла, а бензина, подбежал к костру мирового скандала мессенджер WhatsApp, решивший ввести с февраля новые правила политики безопасности, согласно которым WhatsApp будет передавать данные своих пользователей Facebook. Самое забавное в том, что он и так передавал, и ничего бы не изменилось, но сейчас WhatsApp пошел на попятную и отложил введение правил.

К слову, про Telegram на неделе стало известно, что Дуров отказался от инвестиций в мессенджер консорциума западных фондов. Пишут про предложение, исходя из оценки всей компании в 30 млрд долларов. Дуров денег не взял — и это при том, что только недавно собирался брать кредит в миллиард долларов, а несколько недель назад впервые в истории в Telegram появились платные функции, очевидно, владелец несет колоссальные расходы (каждый подключенный пользователь — нагрузка на серверы), но как-то держится. И скоро, судя по всему, Telegram станет оплотом свободы для пользователей всего мира, я говорю это с минимальной долей иронии.

Доверие к соцсетям утеряно. Соцсети показали звериный оскал digital-капитализма. Что до пользователей: «А поутру они проснулись…» Так или иначе мы потеряли цифровую невинность, и произошедшее в январе с соцсетями станет одним из главных итогов только-только наступившего года.

Не думаю, что руководители социальных сетей сильно напугались, конечно, миллиарды пользователей из Facebook и Twitter никуда не денутся — это, скажем так, технически невозможно. Однако события января 2021 года дали мощный толчок развитию альтернативных интернет-площадок, которые вырастут, станут взрослыми и начнут битву за место под солнцем со стареющими динозаврами. Этот процесс неизбежен.

А все потому, что человек так устроен, он неизбежно считает свой аккаунт личной территорией, даже если сидит в деревне Красный Лапоть, а все «его» данные, в том числе фотки котиков на печи, находятся в солнечной Калифорнии. Мы считаем эти циферки своими личными, а потому хотим им доверять и знать, что в случае чего (если пожар) — у нас эту призрачную надежду, возможность написать «Спасите! Помогите!» не отнимут.