В Тюмени

Памятник мусорной реформе в авторстве ББ

В Тюмени - Памятник мусорной реформе в авторстве ББ

Фото:
Уралинформбюро

Мусорная реформа, кажется, становится все понятнее и прозрачнее. И спасибо нужно говорить не властям и региональным операторам, а мусоросортировочному заводу в Тюмени, который на собственном примере показал, что пока стране ждать спасения от гор помоев не стоит. А раскошеливаться россиянам все равно придется.
Мусорный прогресс по-тюменски

Большое и мощное предприятие, открывшееся с помпой в Тюмени еще до старта мусорной реформы, могло стать примером разумного подхода к ее реализации. Задумка выглядела хорошо — пока по всей стране чиновники воюют с местными жителями, которые оказались не в восторге от идеи появления на своей земле огромных мусорок — Тюмень себе спокойно сортирует отходы, демонстрируя все плюсы нового подхода, да еще экскурсии к себе водит.
Но что-то пошло не так (как и со всей реформой). Полностью к работе завод, построенный компанией Артема Бикова и Алексея Боброва, приступил в феврале 2019 года. И в первые месяцы предприятие сортировало всего 16% мусора (по мнению местных активистов, это что-то на уровне производительности сидящих на свалке бомжей). Об этих «успехах» «Уралинформбюро» уже подробно рассказывало ранее.
Фото: сайт «ТЭО»
Но своего передового статуса завод не потерял — таких крупных предприятий все равно не очень много по всей стране (кто же знал, что их нужно построить до начала реформы) — поэтому и возят на предприятие активистов из других городов, чтобы доказать, что ничего страшного в соседстве с современной мусоркой нет. В одной из последних экскурсий приняли участие жители свердловского Красноуфимска, рядом с которым планируется построить огромный комплекс по обращению с твердыми бытовыми отходами и мусорный полигон. Увиденное если и впечатлило гостей, то со знаком минус.

«Показали и рассказали обо всем, кроме ручной сортировки, которая присутствует, и занимает около 60% сортировки. Чиновник из правительства на мой вопрос относительно ручной работы ответил, что на заводе используется только автоматизированная сортировка. Но мы-то знаем, что это не так. Кабины сортировки есть, свет в них был включен, но так как они находятся на высоте 3,5 метра, посмотреть, что происходит внутри, было невозможно», — рассказала активистка Татьяна Сысолятина, которая является руководителем рабочей группы по контролю за проектированием и строительством полигона для захоронения отходов и мусоросортировочного завода в Красноуфимском районе.
Но больше всего гостей удивило даже не это, а рассказ главного инженера предприятия Сергея Шишова.
Он признал, что на данный момент на заводе лишь 17% от массы отходов отсеивается для выработки вторсырья.

Прогресс (по сравнению с 16%), конечно, есть, но раньше завод хотел достичь 41% к концу 2019 года. Можно предположить, что с этой задачей предприятие не справится. Но для мусорной реформы по-тюменски такое едва ли в новинку — заводы в Ишиме и Тобольске, например, вообще обещали запустить еще весной. Сейчас старт их работы перенесен на 2020 год.

Также Сергей Шишов рассказал о доходах от реализации вторсырья. К текущему моменту проведены конкурсы на 167 миллионов рублей (по этой цифре, кстати, у тюменцев также есть сомнения). Но при этом не все отсортированные отходы находят своего покупателя. При длительном хранении могут начаться процессы гниения, а также размножения насекомых. Это приводит к тому, что такое вторсырье вслед за остальным мусором отправляется для захоронения на полигон.

Фото: сайт Тюменской областной думы
«Собрали, привезли, отсортировали и большую часть увезли на полигон! Кустарники и дерево так же отправляются на полигон, так как нет дробилок. На заводе и не скрывают, что предложение вторсырья превышает спрос, а не наоборот. В чем реформа? В увеличении тарифа — ответ ясен и понятен. Главный инженер резюмирует: «Поставлена цель, а решения нет. Нам поставлена задача сортировки, мы ее решаем». По понятным причинам решают, как могут, ведь цепочка взаимодействия в целом не выстроена», — резюмировала Татьяна Сысолятина.
А еще к 2025 году местным властям придется решать возможную проблему завершения срока эксплуатации полигона.
Видимо, платить будет бюджет Тюмени. А наш бюджет (красноуфимский — прим. ред.) готов платить за рекультивацию? Мы, население города, точно этого не сможем. Старый рекультивировать, новый строить. Эффективность нулевая», — подчеркивает Сысолятина.
По ее данным, на сортировку в Тюмени должно поступать примерно 350 000 тонн отходов в год. В Красноуфимском районе планируется еще больше.

«Вполне естественно, что такой объем технически невозможно рассортировать. И мне совсем непонятно, зачем нам такие объемы, больше чем в Тюмени? — вопрошает она. — Реформа, провозглашаемая главой нашего государства, направлена главным образом на сортировку, а не на увеличение полигонов и свалок!»
Немецкий опыт не помог?
Очевидно, что завод в Тюмени стал заложником непродуманной реформы. Предприятие, в создание которого было вложено около 1,7 миллиарда рублей, работает, как может, потому что мусорные преобразования федерального масштаба и не предполагали ничего другого. Да и зачем заводу, грубо говоря, выпрыгивать из штанов, сортировать все подряд, если вторсырье никому не нужно?
«Завод Тюмени не решит проблему мусора, так как отсортировывается всего 17% по массе, то есть 83% отходов идет на полигон, тогда как в Европе и Японии «хвостов» остается 3%. Вторсырье особым спросом не пользуется. Получается, что полигон никуда не денется, а тарифы за вывоз мусора выросли в четыре раза», — отметил после визита житель Красноуфимска Игорь Шевелев.
Фото: сайт Тюменской областной думы
Подобного мнения придерживается его землячка, активистка Общероссийского народного фронта Ольга Мелешкина, которая уже примеряет тюменский опыт на родные края.

«Мы собираемся построить у нас заведомо убыточное предприятие с полигоном. Почему так не по-хозяйски тратятся деньги налогоплательщиков? И это все прикрывается красивыми лозунгами. Это просто кошмар!» — считает она.
Валерий Могильников из деревни Межевая, неподалеку от которой планируют построить подобный комплекс, также остался неудовлетворен увиденным в Тюмени. «Построили завод рядом со старой свалкой, увеличили площадь и продолжают возить», — отметил он.
Текущая работа завода не устраивает и некоторых тюменских парламентариев. Ранее экскурсию на предприятие организовали для депутатов областной думы. Поднимались старые вопросы — отсутствие спроса на вторсырье и невысокая автоматизированность процесса. Но есть и еще одна проблема.
Основная масса отходов находится на полигоне, который уже настолько поднят, что это скоро будут Воронинские горки, а может уже Уральские горы. Причем весь этот полигон облеплен тысячами птиц, которые наверняка являются разносчиками самых разных заболеваний. В самом приемном отделении мусоросортировочного завода такая же картина. Все стены в помете птиц, антисанитария стопроцентная, толку от этого завода нет никого», — рассказала депутат Тамара Казанцева.
Чуть полезней завод в Тюмени мог бы стать благодаря производству RDF-топлива. Для его создания часть мусора (практически все, что хорошо горит) превращают в специальные брикеты, которые потом можно использовать в качестве горючего для котельных установок. Минус очевиден — нужна крайне тщательная сортировка, чтобы минимизировать урон для экологии. Но есть и плюс — на тюменском заводе производство такого топливо даст 14% к доле отсортированных отходов. Также на предприятии планируют приступить к производству технического грунта из органических отходов. Пока это лишь планы на 2020 год. Но самое главное, что для их реализации нужно иметь необходимое оборудование и, что более важно, покупателя. А найти его будет трудно. Сам завод, кстати, не собирается использовать подобное топливо для своих нужд.
Фото: сайт Тюменской областной думы

Вот такая выходит мусорная история — есть дорогое предприятие Бикова-Боброва (ББ), которое отправляет большую часть отходов на свалку и пока выглядит лишним звеном в цепочке «город — полигон». И все это происходит на фоне новостей о том, что бизнес-сектор практически не платит деньги за вывоз своего мусора (и, судя по всему, не собирается начинать). А это, в свою очередь, медленно подводит финансовое положение мусорных операторов к краю пропасти.
Как тут не вспомнить, что в 2017 году тюменские чиновники при поддержке местного регионального оператора ездили в Германию перенимать европейский опыт. И им там четко объяснили, что мусор должен либо перерабатываться, либо сжигаться. А также показали, как этот процесс приводит к тому, что заводы получают огромное количество полезных материалов, которые потом используются в различных сферах. А еще подобные предприятия там практически полностью автоматизированы и рентабельны. Но пока в России до такого не дошли. И вряд ли в том же Красноуфимском районе появится что-то лучше, чем в Тюмени.
В Санкт-Петербурге уже несколько лет существует так называемый «мост глупости», ставший символом традиционного русского авось. Судя по всему, на такое же авось и надеялись авторы буксующей ныне мусорной реформы. Рано или поздно должен был появиться памятник ей. Почему бы и не в Тюмени. Далее — везде?
Артем ПЕТРОВ

Вас также может заинтересовать...